Меню

Авторизация


Логин
Пароль
 

 

Ловля осетра на удочку


особенности рыбалки, на какие приманки клюет

Осетр – вполне ожидаемо желанный трофей для многих рыболовов, что вызвано целым рядом особенностей. В первую очередь – это очень редкая на сегодняшний день рыба, которую большинство вживую никогда не видело, которая к тому же обладает очень вкусным мясом, а также упорно сопротивляется на вываживании. Однако в диких водоемах осетров практически не осталось, единственный вариант половить такую рыбу – платники, где подращенную рыбу запускают специально. На трофеи в таких условиях рассчитывать не приходится, однако, учитывая, что большинство представителей рода занесено в Красную книгу и охраняется законом, платники – единственный вариант половить осетра.

Охранный статус

В случае с осетровыми, практически ни один вид рыб не получится половить в естественных условиях, не нарушая при этом закон. Зарегулирование рек, в которых обычно происходил нерест этих ценных рыб, загрязнение вод бытовыми отходами, а также разнообразной сельскохозяйственной химией (так или иначе, в большем или меньшем количестве, однако удобрения, гербициды, инсектициды все же попадают в воду расположенных рядом с полями рек), а также бесконтрольный вылов, в первую очередь браконьерскими снастями, привели к резкому падению численности осетровых. Количество этих рыб с трудом поддерживается за счет работы рыбзаводов, которые регулярно выпускают молодь в естественную среду обитания.

В бассейнах Черного и Азовского морей вылов осетровых под запретом, обсуждается также продление запрета на вылов осетровых Каспийского бассейна до 2027 года. На территории Российской федерации, Украины, а также других соседних государств, в водоемах которых встречаются осетровые, вылов таких рыб грозит немалым штрафом, все встречающиеся осетровые внесены в местные Красные книги и находятся также под охраной CITES – международной конвенции, которая регулирует деятельность, связанную с видами, которым грозит исчезновение.

Таким образом, единственный способ половить осетра – найти ближайший платный водоем, зарыбленный осетровыми. Разумеется, стоимость билета будет немаленькой, как и оплата каждого выловленного килограмма, однако это единственный вариант подобной рыбалки, не нарушающий действующего законодательства. В случае ловли на подобных платниках можно выделить еще один недостаток – в подобных условиях рыба крайне редко достигает действительно внушительных габаритов, основная часть улова будет около 2 килограммов весом, редко больше.

Выбор места ловли

В случае с платными водоемами обычно особого выбора точки ловли нет, так как береговая линия примерно одинаковая, с вымостками через равные промежутки, рельеф дна также обычно не отличается особым разнообразием. Однако все же стоит попытаться обнаружить хоть какую-нибудь аномалию на дне: небольшую яму, коряжник, бровку и тому подобные выделяющиеся объекты. При этом в большинстве случаев осетр не выходит на мелководье, а предпочитает оставаться в тех местах, где глубина не менее 2 метров.

И также зачастую на платных водоемах могут предъявляться дополнительные требования к экипировке рыболова, собравшегося половить осетра. Обязательным моментом на платнике может оказаться подсака из мягкого материала, просторный, достаточного размера садок, а также иногда и специальные безбородочные крючки, которые минимально травмируют рыбу при подсечке и вываживании. Без подобного дополнительного оборудования рыболова могут попросту не допустить на водоем.

Выбор наживки

В плане выбора наживки все достаточно просто. Неплохо подходит пучок червей как красных навозных, так и так называемых выползков, опарыши, мотыль. Все эти варианты наживки следует наживлять на крючок побольше, насадка должна быть объемной и активно шевелящейся на дне. Реагирует осетр и на живца, а также кусочки рыбы, креветки. Некоторые рыболовы утверждают, что лучший вариант насадки для ловли этой рыбы – маринованная в вине сельдь.

И также некоторые рыболовы утверждают, что осетра вполне можно поймать на порезанного кусочками кальмара, кусочки печени. И также существует мнение, что эта рыба вполне может отзываться и на насадки растительного происхождения. Это может быть тесто как из пшеничной, так и из кукурузной муки, с дополнительным добавлением разнообразных ароматических составов, пшенная каша, кукуруза и горох. Однако наживки животного происхождения большинством рыболовов все же считаются более эффективными.


Большой пучок самого обыкновенного красного навозного червя вполне эффективен для ловли в том числе и осетровых рыб. Для того чтобы такая наживка была максимально привлекательной для рыбы, стоит насаживать как можно большее количество червя.

Особенности прикормки

В качестве основы для прикормки при ловле осетра можно использовать практически любой доступный универсальный вариант, к которому, однако, необходимо добавить несколько ингредиентов. В первую очередь, прикормка для этой рыбы должна иметь выраженный запах, так как обонянию осетр уделяет много внимания при поиске пищи. Это может быть запах разнообразных специй вроде кориандра или аниса натурального происхождения, покупные ароматические добавки, в том числе и сладкие, неплохо может отзываться осетр и на «мясные» ароматы вроде червя, опарыша, краба, креветки.

Второй важный момент в прикармливании данной рыбы – обилие в прикормочной смеси живого компонента. Это может быть достаточно мелко нарубленный красный навозный червь, опарыш, кормовой мотыль, главное, чтобы живой компонент регулярно появлялся в прикормленной точке. При этом важный момент в прикармливании животным компонентом это то, что червь должен быть именно порезанным – так максимально работает его привлекающий запах, на который осетр вполне может прийти с большого расстояния.

Важно! Принято считать, что осетр – рыба достаточно ленивая и хорошо прикормленную точку так просто не покидает. Поэтому следует регулярно докармливать выбранное место, добавляя живой компонент, чтобы рыба не теряла интерес к прикормочному столу.

И также эффективным компонентом, который следует добавлять к прикормке во время ловли осетра, является некрупный пеллетс, в состав которого входит рыбная мука и прочие питательные компоненты. Дело в том, что на большинстве платных водоемов примерно такими же гранулами кормят рыбу. Применение знакомого кормового объекта в значительной степени увеличивает эффективность прикормочной смеси.


Добавка пеллетса в состав прикормочной смеси вполне может существенно увеличить ее эффективность, ведь на платниках нередко рыбу кормят именно такими гранулами.

Поплавочная ловля

В условиях платных водоемов осетр вполне неплохо может ловиться и поплавочными снастями, в особенности если речь идет о каком-нибудь из дальнобойных вариантов.

Важно! Так как осетр питается со дна, то и наживка должна находиться в придонном слое либо же и вовсе лежать на дне. В полводы или и вовсе в поверхностном слое даже в условиях платника эта рыба активность проявлять не будет.

Наибольшее преимущество в случае с ловлей осетра имеет матчевая снасть. Этот вариант поплавочной ловли обеспечивает возможность максимально дальнего заброса, а наличие катушки и гибкого карбонового бланка позволяет бороться с сопротивляющейся до последнего рыбой. Вполне оправдано использование длинных, 4,2 метра и более удилищ, которые позволяют не только ловить на максимально возможной дистанции, но и дают возможность использовать глухой монтаж на серьезных глубинах.

Маховые удилища показывают несколько более скромные результаты, так близко к берегу осетр подходит разве что в разгар лета. При наличии на водоеме течения неплохо себя могут проявить болонские бланки, позволяющие не только ловить в проводку, но и использовать катушку при вываживании более-менее крупной рыбы.

Неплохо по осетру на платных водоемах работают и штекерные удилища. Благодаря большой длине, а некоторые варианты таких удочек превышают 12 метров, можно достать большинство перспективных точек в прибрежной зоне, при этом штекер позволяет производить практически абсолютно бесшумное закармливание точек при помощи специальной чаши. В штекере важно правильно подобрать толщину резинового амортизатора, который будет гасить мощные рывки попавшейся на крючок рыбы.

Читайте также:

Донки и закидушки

Вполне эффективными при ловле осетра окажутся и самые примитивные донные снасти вроде донок и закидушек. В качестве удилища для донок обычно используют самые доступные варианты – телескопические китайские спиннинги безымянного производителя либо спиннинговые удилища типа «крокодил». Обладая серьезным запасом прочности, такие снасти прощают многие ошибки, повторение которых на тех же карбоновых фидерных бланках грозит их поломкой.

Закидушка же – это еще более примитивная снасть, предназначенная для ловли кормящихся в придонном слое пород рыб. Зачастую она не подразумевает даже использования хоть какого-нибудь удилища, грузило достаточной массы просто забрасывается руками. Однако учитывая, что рыбалка обычно происходит на платных водоемах, а на них каждому рыболову отводится сравнительно небольшой отрезок береговой линии, актуальность подобной снасти при ловле осетра на платнике не слишком высока.


Главное преимущество донок – отсутствие каких-либо специфических требований к снастям, а также возможность установки сразу нескольких подобных удилищ, что в некоторой степени увеличивает вероятность поклевки хоть на одно из них.

Вполне естественно, что подобные снасти отличаются никаким уровнем чувствительности, и ни о какой своевременной подсечке речи идти не может. И донки, и закидушки в большинстве случаев рассчитаны на самоподсечку при всасывании насадки со дна.

Фидер

Осетра вполне можно ловить и фидером, так как питается эта рыба практически исключительно со дна. В зависимости от особенностей водоема и расположения перспективных точек ловли следует выбирать удилища длиной от 3,6 (для средних дистанция) до 4,2 метра (в ситуациях, когда необходимы максимально дальние забросы).

Строй предпочтителен быстрый, так как это обеспечивает большую точность при забросе, а также дает возможность при необходимости форсировать вываживание рыбы. Однако есть и альтернативная точка зрения – некоторые рыболовы считают, что в случае с осетром лучше использовать параболические или медленные удилища, так как они гасят особенно сильные рывки рыбы при вываживании и позволяют использовать более тонкую основную леску и более тонкие поводки.

Важно! При ловле осетра фидером вполне можно начинать рыбалку с использования максимально коротких поводков – это поможет существенно снизить количество поклевок мелкой рыбы на падении насадки. Однако если осетр осторожничает либо начинаются проблемы с результативностью подсечек, длину поводка придется увеличивать.

К удилищу следует подбирать соответствующую катушку. Учитывая то, что это достаточно сильная рыба, которая к тому же склонна к упорному сопротивлению на вываживании, отдать предпочтение лучше достаточно мощным моделям 5000 и 6000 типоразмера.

При плохой активности рыбы спровоцировать осетра на поклевку можно коротенькими потяжками удилищем. Насадка в таком случае приходит в движение, выделяется таким образом на дне, что и провоцирует рыбу на атаку. Подобным приемом нередко пользуются спортсмены во время соревнований по ловле разнообразной белой рыбы.

Спиннинг на осетра

Хотя рыбу осетр преследует достаточно редко, отдавая предпочтение разнообразным червям, моллюскам, личинкам насекомых и ракообразным, однако спиннингом его тоже можно ловить. Удилище следует подбирать под условия ловли. Чем дальше перспективные в плане стоянки осетра точки, тем более длинный необходим бланк для того, чтобы обеспечить достаточную дальность заброса. Так как наиболее перспективны различные варианты джиговой ловли, то и предпочтение стоит отдавать предназначенным под такой способ рыбалки удилищам: сухим, быстрым спиннингам с тестом до 30 граммов. Быстрый строй не только обеспечит достаточную чувствительность при проводке приманки по дну, но и даст возможность в случае необходимости форсировать вываживание рыбы.

Важно! Осетр нередко «идет на свечу», взмывая вертикально вверх из воды, и практически так же, как и щука, любит при этом мотать головой из стороны в сторону. Нередко таким маневром ему удается освободиться, особенно если рыболов не был готов к подобным фокусам.

Катушку в комплект с удилищем стоит выбирать с определенным запасом прочности. Несмотря на то что в большинстве платных водоемов размеры осетра редко превышают пару килограммов, эта рыба все равно способна провести испытание снастей на прочность, поэтому предпочтение следует отдать безынерционкам 3000 и 4000 типоразмера.

Выбор приманок тоже достаточно прост. В первую очередь, обратить внимание следует на съедобный силикон. При этом можно ловить и на классические виброхвосты, однако некоторые рыболовы утверждают, что так как осетр сравнительно редко нападает даже на раненую рыбу, то в качестве приманки следует выбирать что-нибудь ближе по форме к основе рациона этой рыбы. Более этому соответствуют разнообразные слаги, черви, имитации личинок водных насекомых. И также следует отметить эффективность различных поролоновых приманок, которые для увеличения эффективности можно пропитать каким-нибудь ароматным составом. Порой такая простая приманка, как пропитанная аттрактантом поролонка, оказывается более эффективной, чем дорогой брендовый съедобный силикон.


Поролоновые рыбки нередко оказываются на удивление эффективны при ловле осетра, особенно будучи пропитанными тем или иным натуральным либо же искусственным ароматическим составом.

Это не слишком-то активный хищник, поэтому агрессивные проводки – это не для ловли осетра. Для этой рыбы больше подходят такие варианты, как волочение приманки по дну, которое выполняется одним лишь медленным выматыванием лески, небольшие, низкоамплитудные, вялые подбросы приманки с последующей длительной паузой, джиговая ступенька, в ее классическом темпе, обычно подходит плохо. Стиль проводки наиболее похож на то, что порой приходится использовать по пассивной щуке или окуню перед самым ледоставом.

***

Осетр привлекает внимание многих рыболовов, однако в дикой природе эта рыба практически не встречается да и практически повсеместно охраняется законом. Единственный вариант половить осетра – платные водоемы, которые специально зарыбляют такой рыбой.

intellifishing.ru

На осетровых прудах с поплавочной и донной снастями - Охота и рыбалка

Стояла июльская жара, но даже такая погода не отбила у меня охоту куда-нибудь наведаться, где-нибудь половить. Очень хотелось побывать на выходе из Никольской заводи реки Клязьмы.

Сборы

— Вот там рыбалка так рыбалка! И лещ, и язь с прикормкой, — хвалились знакомые безлошадные рыбаки. — Хорошее место, только добираться далеко. Утром раньше восьми часов на берег не попадешь: троллейбус начинает ходить с шести. Пока полгорода проедешь да по пойме еще пять километров пешком пройдешь — весь клев прозеваешь!

После такой рыбалки ноги гудят, и уже не до домашних дел, а с ночевкой не всегда удается выбраться.

Я приобрел в спорттоварах велосипед, чтобы не зависеть от общественного транспорта. Теперь можно и в дорогу собираться.

Использование кормушки при береговой ловле всегда прибавляло хлопот. Это сейчас каких только снастей в продаже нет… можно найти на любой вкус! А в те годы все приходилось делать своими руками.

Для рыбалки на течении нужно было смастерить из сетки кормушку, набить ее сухарями, прицепить двухкилограммовый груз. Потом все это привязать на бельевую веревку. И отдельно повесить на дополнительной бечевке большой кусок пенопласта, который играл роль маячка. Эта конструкция забрасывалась с берега на нужное расстояние.

Мыслимо ли использовать такие приспособления в свое удовольствие? И никто не догадывался, что можно повесить маленькую кормушку около насадки.

Я оснастил трехколенную бамбуковую удочку для донной ловли. Леска диаметром 0,18 мм должна была, на мой взгляд, выдержать неплохого леща. На ее конце повесил груз в 18 граммов. Немного выше разместил два поводка с крючками.

Подготовил также полутораметровый бамбуковый хлыстик с мизерным поплавком и «мушечным» крючком для ловли плотвы под берегом. Насадками должны были служить опарыши, каша и хлеб.

Начало рыбалки

Затемно добравшись до Золотых ворот в центре города, свернул на дворовую дорогу. После продолжительного крутого спуска въехал в пойму Клязьмы. Примерное направление пути я знал. Но за восемь лет, в течение которых меня здесь не было, местность изменилась кардинально. Мне даже стало казаться, что заблудился, поскольку все время встречались какие-то новые стежки-дорожки, оросительные канавы, перелески.

Стремясь поскорее попасть на место лова, я уже не замечал здешних красот, которые меня окружали. Тропинка, скрывшись в тумане, через минуту выскочила на высокий берег. Клязьма упиралась в отвесную стену из глины на том месте, где я стоял с велосипедом, и круто отклонялась в левую сторону.

Справа виднелся заросший вход в Никольскую заводь. Чуть ниже по течению половину реки занял «съехавший» весной с обрыва огромный дуб. Его ветви и зеленые листья создавали уютное убежище для многих обитателей Клязьмы.

В сорока метрах за упавшим деревом я нашел только одно чистое место для своей донной удочки. Везде был сплошной бурелом. Судя по тому, как сгустился туман, день ожидался жаркий. Циферблат показывал четыре утра. Пора приступать к рыбалке.

Насадив кашу и опарышей, я забросил удочку. Мой берег подмывался, поэтому глубина была приличной. Течение натянуло леску, согнув тонкий бамбуковый конец, служивший в свою очередь и сигнализатором поклевки. Ветра не было совсем, и рыба не гуляла. Полный штиль.

После того, как рассеялась часть тумана, я увидел перед собой три резиновые лодки, стоявшие на приколе посередине реки. Ловля производилась с прикормкой на бортовые удочки. Ни один лещ отведать лакомство не решался. Потряхивание кормушкой и замена насадки на свежую не помогали.

Рыбаки в такую погоду всегда мучились бесклевьем, и я не был исключением. Речных обитателей не привлекала моя прикормка — шары, слепленные из хлеба и глины. К шести часам утра, покрывшись испариной, я уже созрел для того, чтобы уехать до наступления настоящей жары.

Упаковав снасти, расстроенный, примотал удочки к велосипеду. Теперь в путь. «Наверное, зной так подействовал на рыбу, что она не вышла на кормежку из своих укрытий!» — думал я. С намерением еще столько же лет здесь не появляться проехал 40 метров и на ходу повернул голову, чтобы напоследок полюбоваться упавшим дубом.

Нежданный помощник

В этот момент по воде ударил судак. Я сразу притормозил и замер на высоком берегу. Бой хищника периодически вспарывал поверхность около ветвей погибающего дерева, нарушая тишину. Напротив этого места находилась первая лодка. Разомлевший в утренних, солнечных лучах рыбак лениво созерцал шумную картину охоты.

Изучив крутой берег с крупными глинистыми валунами у самой воды, я стал отвязывать удочки. Имея при себе явно не живцовую снасть, решил попробовать поймать судака на уклейку.

В то время я вместо стульчика пользовался котелком, поэтому он всегда был со мной. И посидеть можно, и есть куда рыбку положить. Спустившись вниз, я удобно устроился: трехколенная удочка на подставке, подсачек слева, сумка сзади. Размотав маленький бамбуковый хлыстик, насадил опарыша.

Уклейка ловилась довольно бойко. Беспокойство было только в одном — цеплять живцов придется на крючки с коротким цевьем, предназначенные для леща. Поймав пару штук, насадил обоих за верхнюю губу, сразу на два поводка. Грузило при забросе легло на дно, не доходя трех метров до ветвей. Я намочил кепку и расстегнул рубашку. Уже стало серьезно припекать.

Прошло меньше минуты до того момента, как резко качнулась вершинка. После последующих несильных подергиваний конец удочки потянуло, и я подсек. Рыба, закрутившись на месте, опомнилась и сиганула под дерево. Плавно обыграв бросок, вывел на поверхность щучку.

— Я пп-по-пп-о-о… — раздался незнакомый тонкий голос.

Резко подняв голову, я увидел нависающее надо мной взволнованное лицо паренька лет тринадцати. Он продолжал трясти подбородком, пытаясь договорить начатое.

— …О-омм-могу! — наконец выпалил мальчик.

Мне оставалось только кивнуть. Спрыгнув с обрывистого берега, подросток, спотыкаясь, проскакал мимо, чуть не угодив в воду, но тут же вернулся и взял подсачок. Я медленно подтаскивал щуку, а подо мной, сидя на корточках, терпеливо дожидался свалившийся с неба помощник.

Проворно подхватив рыбу сеткой, он улыбался, глядя на меня и одновременно постреливая глазами на хищницу. Эти движения были красноречивее всяких слов, которые парень смог бы мне сказать, если бы не заикался. Послышался голос со стороны лодки:

— Судачок попался?

— Нет, — ответил я, — щучка!

У меня на тот момент не было ни зевника, ни экстрактора. Я посмотрел на берег в надежде найти какой-нибудь сучок, чтобы открыть пасть хищницы, усеянную острыми зубами.

— Уммм, уммм-меня, — парень кивал головой, продолжая свою длинную речь. — Есть! — наконец, закончил он, вытаскивая из кармана складной нож.

Прекрасное место для лова

Доверив помощнику самому справиться с задачей, я принялся добывать новых уклеек. Как же быстро щука нашла мою маленькую рыбку! Вывод напрашивался сам собой. Упавший дуб являлся прекрасной засадой, и хищника там было достаточно.

К тому времени, как освободился крючок, я уже добыл живца. Паренек сбегал наверх за своей удочкой и, спустившись вниз, устроился справа от меня. Насаженные две уклейки полетели на то же место.

Прошло полминуты. Удочка шевельнулась и застыла. Слежу за тонкой вершинкой. Вот она слегка качнулась, потом чуть сильнее и, наконец, согнулась, увлекаемая движением хищника.

Короткая подсечка, и первое, что захотелось попавшейся рыбе, — это скрыться с глаз долой под ветвями дуба. Когда попытка оказалась неудачной, второй бросок последовал в сторону ближайшей лодки. Хозяин ее с удивлением наблюдал, чем все закончится.

Мой помощник без напоминания уже сидел у воды с подсаком и пристально наблюдал за ходом событий. Повернув рыбу к берегу, я потянул сильнее, пока та не додумалась выкинуть еще какой-нибудь трюк с исчезновением. Приблизившись, она прыгнула… в сачок, думая, что ныряет в глубину.

— Опять щучка? — послышалось с лодки.

— Нет, судачок.

Паренек оказался удивительно проворным, я поблагодарил его. Вместо ответа мальчик настойчиво показывал на воду и кивал головой. Если своими жестами новый знакомый хотел посоветовать мне не терять времени даром, то он все делал правильно. Не подумав и не проверив, в каком состоянии находится леска, я заторопился, следуя возникшему азартному порыву.

С нашего берега хорошо просматривалась картина отдыха рыбака в лодке. Лежа на левом боку, мужик подпирал голову рукой. Он невольно попал в первый ряд зрителей случайного спектакля и, пользуясь моментом, не сводил взгляда с актеров, коими мы оказались на тот момент.

Две бойкие уклейки снова заняли непривычное для себя положение, вися на крючках. Я подумал: «А не соблазняет ли хищника именно пара дергающихся рыбок? Надо будет взять на заметку!..».

Бывает же такое!

Когда удочка заняла место на подставке, мы втроем застыли в ожидании. Другие лодки находились ниже по течению, и их хозяева не могли видеть происходившего из-за поваленного дуба.

Минута прошла… вторая на исходе. Я опять намочил кепку и надел на голову. Наступила нестерпимая жара. Под расстегнутой рубашкой стекали капли пота. Тишина стояла такая, что казалось, будто течение остановило свой ход. Вон даже леска ослабла. Выпрямился согнутый бамбуковый кончик и застыл в таком положении еще на минуту.

Я внимательно глядел на него и чувствовал нутром, что так не должно быть. Вода двигалась — значит, нагрузки на удочку не избежать. Но ничего такого не происходило. Безвольная свисающая леска вдруг потянулась против течения. «Это же поклевка!!! Как я раньше не сообразил?!» — промелькнула у меня мысль.

Встрепенувшийся в лодке рыбак приподнялся на локте, когда произошла подсечка. Мужик во все глаза смотрел на происходящее, стараясь ничего не упустить. Заглотившая живца рыба проплыла несколько метров против течения, прежде чем я успел это заметить. «Раззява! Чуть было не проворонил атаку!!!» — мысленно устроил себе разнос.

Направив движение снасти по течению, смещая ее к берегу, увидел всплывшую небольшую щучку. Крючок воткнулся, скорее всего, в желудок, так как сопротивление было вялым. Второй, не проглоченный, живец суетился около ее морды. Два раза мотнув головой, хищница оторвала леску, находясь уже над сачком. Счастливый паренек держал сетку, в которой продолжала шевелиться рыба.

— Снова судачок? — поинтересовался мужик из лодки.

— Не угадываете! — крикнул я, улыбаясь. — На этот раз щучка!

Пожалуй, хватит на сегодня. Еще раз поблагодарил маленького рыболова с открытой душой, который, несмотря на неудобства, жару и свои комплексы, убедил меня не отказываться от помощи…

Скорость, которую я развил на велосипеде, позволила приятно освежить ветром разгоряченное тело. Вот ведь как бывает? Ориентировался на одну рыбу, а поймал другую! Везу домой несколько выловленных экземпляров.

Не буду скрывать, что до конца недели я побывал на этом месте еще три раза, и каждое утро, мучаясь от жары, увозил с водоема попавшихся судаков и щучек.

По просьбе тестя

Наступившая суббота дала мне понять, что это именно тот день, когда необходимо сделать паузу, отдохнуть — отвлечься и заняться чем-нибудь другим. Выбор пал на посещение тещи с тестем, которые проживали в деревне.

Час в утреннем поезде «Владимир — Курлово», пятнадцать минут пешком по сосновой посадке. И вот мы с женой уже переступили порог деревенской избы. Самовар на столе, чистые прохладные половички на полу и дед с бабкой за столом с чашками в руках.

Через полчаса беседы со мной тестю ужас как захотелось жареного судачка. Просто загорелся желанием отведать этой диковинной рыбы. Деревня есть деревня. Откуда там возьмется подобное лакомство, если рядом нет крупных рек или озер?

План составили такой: я сажусь в вечерний поезд, прихватив велосипед тестя. В городе собираю вещи для ночной рыбалки. Отправляюсь на Клязьму и ловлю судака до половины восьмого утра. Возвращаюсь с реки прямо на вокзал к поезду и добираюсь до деревни уже с рыбой…

На берегу я оказался за час до заката. Времени в обрез для того, чтобы поймать живца. Да и будет ли он клевать поздно вечером? Спешно размотав леску на маленькой удочке и насадив опарыша на крючок, закинул его в то самое место, где на прошлой неделе бойко ловилась мелочь.

Уклейки в светлое время постоянно высовывали из воды носы, подбирая насекомых. Сгущавшиеся сумерки сделали поверхность реки безжизненной. До наступления темноты мне удалось поймать шесть уклеек богатырского размера, которых и живцами-то не назовешь. Что поделать? Больше я ничего не смог добыть.

Маловато, но должно хватить для трех забросов. Утром заменю уклеек более мелкими. Для судака у меня теперь и леска толще поставлена, и двойные крючки на поводках привязаны вместо одинарных.

Надо было бы уже подумать о ночлеге. Хотя какой там сон? Стоит ли хлопотать, когда остается лишь три часа на то, чтобы подремать? Можно просто посидеть, дожидаясь рассвета…

Наперекор здравому рассудку

На крутом берегу, откуда свалился в воду могучий дуб, лежал старый ствол такого же исполина. Если сверху обхватить дерево руками, то они даже земли не коснутся. Вот на нем я и устроил свою «постельку». Сумка — под голову, куртка — под спину, нога на ногу… красота!

Соловьи отпели свое в июне — теперь молчали. Стояли полная тишина и темень. Небо наполнилось скоплением звезд. Какая-то жутковатость была во всем этом. Сиденье велосипеда продолжало служить определенной подпоркой для уже лежавшей «пятой точки», чтобы та не съехала с подстилки. Умиротворенный, я закрыл глаза и расслабился…

Раздавшийся внизу мощный глухой удар парализовал тишину вместе со мной! Было ощущение, что с пятиметровой высоты, на которой находилось мое «ложе», сбросили в воду огромный каменный валун. Я вскочил с бьющим сердцем и огляделся вокруг. Никого не было.

Через пять минут поваленный дуб подвергся «бомбардировке». Виновником этого оказался ночной корсар — крупный жерех. Его было так много, что не стало покоя у всей живности, скрывавшейся в листве. Окружив дерево, хищник просто выбивал из дуба рыбу, не давая опомниться — атакуя со всех сторон.

Думая, что меня не видно, я спустился вниз и прокрался по стволу, держа удочку между толстыми ветвями и боясь оступиться. На «двойниках» трепыхались уклейки. Была определенная несовместимость. Вся мелочь скопилась в верхних слоях воды — в листве поваленного дуба, а ловить придется со дна: поплавков-то нет!

Зная, что ничего путного из этой затеи не получится, я все равно, наперекор здравому рассудку, шел вперед. Какая-то сила тянула меня подальше от берега — в самый эпицентр охоты. Я не помышлял даже о том, как смогу вытащить попавшуюся рыбу!

В течение часа, попытавшись скопировать безжизненную форму дерева, скрывался от глаз жереха. Мне было непонятно: почему моя неподвижность продолжала пугать хищника? Он не подходил ко мне ближе пяти метров, игнорируя также живцов на крючках.

Удостоверившись, что жереху, кроме той рыбы, что обитала в листве, больше никто не нужен, я вернулся на берег. Развалился на своей подстилке и продолжал созерцать пиршество уже с высоты. Освободившийся внизу пятачок тут же закипел жизнью. Оказывается, ночной корсар обладал таким острым зрением, что можно позавидовать!

Песня-приманка

Первые проблески рассвета прогнали жирующую возле дуба рыбу, а также и меня с насиженного места. Внизу оказалось зябко от легкого тумана, но… ничего, часик потерпеть можно. Лишь бы судака поймать!

Точка ловли молчала три часа. Я возмущался про себя: «Так не бывает! То ли день таким неблагополучным выдался? То ли живец крупным оказался? А может, судак испугался ночного нападения?».

Сегодня мне как никогда нужен был трофей, чтобы сохранить свою незыблемую репутацию настоящего рыбака в глазах тестя. Для этого требовался хоть какой-нибудь судачок, причем всего один!

Помню, как мы с другом, сидя на канале с удочками, переделали песню, заменив слова «пой, ласточка, пой…» на «клюй, рыбонька, клюй…». От нахлынувшей тоски я замурлыкал себе под нос. Песня, уговаривающая рыбу на поклевку, сработала! Удочка резко дернулась.

Я приготовился к подсечке, опустив правую руку к толстому комлю. Даже если сорвали одну уклейку, то рядом оставалась другая — провокационная. Мгновение спустя тонкий бамбуковый кончик затрясся, показывая, как заглатывается живец, и, увлекаемый рыбой, согнулся по направлению течения.

Сидя наготове, я не зевал. Быстрая подсечка согнула удочку. Однако соперник и не думал идти мне навстречу. Он резко потянул сначала под поваленный дуб. Удочка, скрипя, согнулась до самого предела.

Потом рыба вдруг решила переплыть Клязьму. Дальше последовала такая же безуспешная попытка уйти вверх по течению реки. Хищник в панике снова на скорости двинулся к другому берегу. Поворачивая разогнавшуюся рыбу обратно, я приготовил подсачек. Всплыл крупный судак. Всего-то оставалось завести его на сетку, но силы еще не покинули сопротивлявшийся трофей.

Он бросился вниз по течению. Я развернул хищника в глубине и вывел на поверхность, продолжая тянуть на себя. Наконец, затащил рыбу между глиняных валунов в пяти метрах от меня — в место, к которому ни подойти, ни спуститься.

Осмотревшись, я нашел единственное решение: придется выводить судака на «чистую воду» и протаскивать вдоль берега к приготовленному сачку. Поднапрягшись удочкой, удачно повернул рыбью голову в сторону выхода из глиняных тисков.

Клыкастый, мощно заработав хвостом, выскочил из западни и, собрав воедино оставшиеся силы, в третий раз потянул на противоположный берег. И вдруг произошло то, чего я никак не ожидал, — сход судака с крючка!

Упущенная возможность

Еще не веря собственным глазам, вытащил снасть из воды. Безжизненно повисшая уклейка была задавлена челюстями хищника. Поперек тела проходили две рваные борозды шириной в 14 миллиметров. Перевернув на ладони рыбку, я увидел с другой стороны два еще более крупных пореза и убедился, что это свидетельство «работы» верхней челюсти судака.

«Какой же экземпляр мог оставить подобные следы? У килограммовых особей расстояние между нижними клыками всего 7-8 мм. А тут целых 14 миллиметров!..» — размышлял я. Ошарашенный, просидел несколько минут молча. У меня была прекрасная возможность взять крупную рыбу, а я ее так глупо упустил, потому что побоялся измазаться.

«Да черт с ней, с глиной! Отмылся бы и с трофеем вернулся бы в деревню! — сожалел я, ругая себя за поспешность, хотя в той ситуации долго думать и гадать было некогда. — Но почему рыба сошла, когда она так прочно сидела на крючке? Щука, может, срезала бы леску без проблем… А тут просто сход ни из-за чего!».

Я посмотрел на пустой «двойник», висевший на втором поводке, и понял причину, по которой потерял огромного судака. Крючок был разогнут! Я опять вспомнил о себе нехорошим словом, но исправить уже ничего не мог… Впрочем, в запасе еще имелось полтора часа. Если за это время не добьюсь успеха, придется уезжать без добычи.

Мелкая уклейка не ловилась, и мне ничего не оставалось, как опять забросить в воду богатырских живцов. Полчаса тишины, и тревожное ожидание очевидной развязки сегодняшней рыбалки.

В надежде достучаться до хищника я решил перелезть через упавший дуб и проверить удачу с другой стороны. Там была маленькая песчаная площадка, размеры которой позволили бы мне приютиться со своей удочкой. А большего мне и не требовалось.

Опустил в котелок висевших на крючках уклеек. Взял его вместе с рыбацкой сумкой в левую руку. Другой же подхватил бамбуковую трехколенку и рогульки. Но… пробраться к намеченной площадке оказалось невозможно! Я застрял в сучках, перепутанных крапивой, чередой и вьющимися дикими огурцами с ежевикой, превратившими береговую полосу в непроходимые дебри. Леска запуталась, вода из котелка вылилась вместе с живцами.

Я полулежа дергал ногой, стараясь высвободить ее из цепких объятий ползущих растений. Руки земли не доставали. Не было точки опоры, которая позволила бы мне оттолкнуться. Возможности повернуться я тоже не имел. Как завалился на бок, так и лежал, не зная, что предпринять. Встать не мог, бросить поклажу тоже, впору караул кричать! А вокруг ни души…

Когда выбрался из переплета, бедные уклейки не подавали признаков жизни. Опустив их в воду под берегом, я с надеждой рассматривал бездыханно лежащие тельца, понимая, что это и есть окончание неудачной рыбалки.

Последний шанс

Вдруг верхний живец шевельнулся, приподнялась жаберная крышка. «Кажется, один слегка оклемался. Будь что будет!» — решил я. Воткнув рогульки в песок, посмотрел вперед и увидел в воде бревно как раз на дистанции заброса. Затопленное в четырех сантиметрах от поверхности, оно не замечалось при взгляде со стороны.

Ближе ловить смысла не было, оставалось только перекинуть уклейку через ствол. Я так и сделал. Верхняя бамбуковая часть отыграла касание дна грузилом и замерла над бревном.

«До чего же неудачная рыбалка! — думал я. — Ночной «беспредел» жереха и мои отчаянные попытки изловить его, сидя на поваленном дубе. Первый крупный судак, разогнувший двойной крючок и осуществивший неслыханный побег. Безвыходное положение в непролазных дебрях, где я пребывал минут пять, связанный по рукам и ногам. Три — ноль не в мою пользу. Что дальше?».

Оказалось, есть еще кое-что для меня. Я незамедлительно воспользовался появившейся возможностью! Тонкий конец удочки ожил и чуть кивнул, как будто встрепенулся живец, висевший на крючке. Я не сводил глаз с лески, уходившей в глубину, и ждал. Бежали секунды. Периодическое шевеление стало постоянным. «Оклемалась рыбка, — прикидывал я, — это хорошо. Хищника привлечет!».

Через какое-то время давление на вершинку увеличилось по силе. Я продолжал смотреть, и смутная тревожная догадка промелькнула в мозгу. Живец не обладал столь бодрым расположением духа и весом, чтобы так тянуть вниз. Тонкая часть нагибалась и распрямлялась с амплитудой в три сантиметра. Полуживой уклейке явно не под силу, да и хищной рыбе незачем себя так вести! Ее задача — схватить беспомощного живца и заглотить.

После пары минут напряженного ожидания верхняя часть удочки дотянулась до воды и спокойно пошла в глубину. Подсечка… и вмиг согнувшаяся снасть затрепетала в руке, передавая мне все движения улепетывающего хищника. Схватка происходила в недосягаемых пределах.

Я опять подумал: «Если рыба устанет, а в этом нет сомнений, то первое, что сделаю, — затащу ее на бревно. Может, она даже посодействует мне, вильнет хвостом и легче переберется через барьер. Тут песчаный пятачок — под ногами, так что взять ее подсаком удастся без проблем».

Рывки следовали один за другим. Рыба приближалась к поверхности воды, продолжая сопротивляться в верхних слоях. Еще чуть-чуть, и начнется «перевал» — самое ответственное дело. Через секунду все произошло!

Щучья морда улеглась на бревне, злобно посверкивая глазами. Оказалось, что не только перетащить, но и втянуть рыбу я не мог. Как говорят в народе, «не по погребу бочоночек». Кто же знал, что попадется такая «лошадь»?!

Попытался усилить натяжение лески удочкой — без результата. Морда не сдвинулась с места даже на миллиметр. Рыба все смотрела на меня, демонстрируя хищную улыбку сквозь зубы. Вдруг щуке захотелось, как мне тогда показалось, что-то сказать, и она специально для этого открыла пасть — в тот же миг двойной крючок со свистом вылетел из нее!

Некоторое время хищница продолжала лежать в прежнем положении, наблюдая за моим состоянием. Потом, ухмыльнувшись напоследок, сползла с бревна. Я только и смог, что сглотнуть выделившуюся слюну.

Посмотрев на часы, понял, что уезжать надо уже через пять минут. Время пролетело, как один миг! Вот это выдалась рыбалка! Кто поверит мне?

Так и случилось. В деревне тесть, посмеиваясь и даже не дослушав рассказ о моих приключениях, заявил:

— Знаю вашего брата! И ты, зять, такой же. Все вы, рыбаки, любители посочинять да приврать!

Утвердившись в своем мнении, он пошел топить баню. Я же с чувством «невыполненного долга» занялся приготовлением шашлыка. А заодно подумал: «Брать рыбу на реку считается плохой приметой — клева не будет. Но как было бы «клево», если бы я не верил в это и захватил вечером из дома мороженого судака!».

Сергей Мокеев, г. Владимир

handf.mirtesen.ru

На осетровых прудах с поплавочной и донной снастями - Охота и рыбалка

Стояла июльская жара, но даже такая погода не отбила у меня охоту куда-нибудь наведаться, где-нибудь половить. Очень хотелось побывать на выходе из Никольской заводи реки Клязьмы.

Сборы

— Вот там рыбалка так рыбалка! И лещ, и язь с прикормкой, — хвалились знакомые безлошадные рыбаки. — Хорошее место, только добираться далеко. Утром раньше восьми часов на берег не попадешь: троллейбус начинает ходить с шести. Пока полгорода проедешь да по пойме еще пять километров пешком пройдешь — весь клев прозеваешь!

После такой рыбалки ноги гудят, и уже не до домашних дел, а с ночевкой не всегда удается выбраться.

Я приобрел в спорттоварах велосипед, чтобы не зависеть от общественного транспорта. Теперь можно и в дорогу собираться.

Использование кормушки при береговой ловле всегда прибавляло хлопот. Это сейчас каких только снастей в продаже нет… можно найти на любой вкус! А в те годы все приходилось делать своими руками.

Для рыбалки на течении нужно было смастерить из сетки кормушку, набить ее сухарями, прицепить двухкилограммовый груз. Потом все это привязать на бельевую веревку. И отдельно повесить на дополнительной бечевке большой кусок пенопласта, который играл роль маячка. Эта конструкция забрасывалась с берега на нужное расстояние.

Мыслимо ли использовать такие приспособления в свое удовольствие? И никто не догадывался, что можно повесить маленькую кормушку около насадки.

Я оснастил трехколенную бамбуковую удочку для донной ловли. Леска диаметром 0,18 мм должна была, на мой взгляд, выдержать неплохого леща. На ее конце повесил груз в 18 граммов. Немного выше разместил два поводка с крючками.

Подготовил также полутораметровый бамбуковый хлыстик с мизерным поплавком и «мушечным» крючком для ловли плотвы под берегом. Насадками должны были служить опарыши, каша и хлеб.

Начало рыбалки

Затемно добравшись до Золотых ворот в центре города, свернул на дворовую дорогу. После продолжительного крутого спуска въехал в пойму Клязьмы. Примерное направление пути я знал. Но за восемь лет, в течение которых меня здесь не было, местность изменилась кардинально. Мне даже стало казаться, что заблудился, поскольку все время встречались какие-то новые стежки-дорожки, оросительные канавы, перелески.

Стремясь поскорее попасть на место лова, я уже не замечал здешних красот, которые меня окружали. Тропинка, скрывшись в тумане, через минуту выскочила на высокий берег. Клязьма упиралась в отвесную стену из глины на том месте, где я стоял с велосипедом, и круто отклонялась в левую сторону.

Справа виднелся заросший вход в Никольскую заводь. Чуть ниже по течению половину реки занял «съехавший» весной с обрыва огромный дуб. Его ветви и зеленые листья создавали уютное убежище для многих обитателей Клязьмы.

В сорока метрах за упавшим деревом я нашел только одно чистое место для своей донной удочки. Везде был сплошной бурелом. Судя по тому, как сгустился туман, день ожидался жаркий. Циферблат показывал четыре утра. Пора приступать к рыбалке.

Насадив кашу и опарышей, я забросил удочку. Мой берег подмывался, поэтому глубина была приличной. Течение натянуло леску, согнув тонкий бамбуковый конец, служивший в свою очередь и сигнализатором поклевки. Ветра не было совсем, и рыба не гуляла. Полный штиль.

После того, как рассеялась часть тумана, я увидел перед собой три резиновые лодки, стоявшие на приколе посередине реки. Ловля производилась с прикормкой на бортовые удочки. Ни один лещ отведать лакомство не решался. Потряхивание кормушкой и замена насадки на свежую не помогали.

Рыбаки в такую погоду всегда мучились бесклевьем, и я не был исключением. Речных обитателей не привлекала моя прикормка — шары, слепленные из хлеба и глины. К шести часам утра, покрывшись испариной, я уже созрел для того, чтобы уехать до наступления настоящей жары.

Упаковав снасти, расстроенный, примотал удочки к велосипеду. Теперь в путь. «Наверное, зной так подействовал на рыбу, что она не вышла на кормежку из своих укрытий!» — думал я. С намерением еще столько же лет здесь не появляться проехал 40 метров и на ходу повернул голову, чтобы напоследок полюбоваться упавшим дубом.

Нежданный помощник

В этот момент по воде ударил судак. Я сразу притормозил и замер на высоком берегу. Бой хищника периодически вспарывал поверхность около ветвей погибающего дерева, нарушая тишину. Напротив этого места находилась первая лодка. Разомлевший в утренних, солнечных лучах рыбак лениво созерцал шумную картину охоты.

Изучив крутой берег с крупными глинистыми валунами у самой воды, я стал отвязывать удочки. Имея при себе явно не живцовую снасть, решил попробовать поймать судака на уклейку.

В то время я вместо стульчика пользовался котелком, поэтому он всегда был со мной. И посидеть можно, и есть куда рыбку положить. Спустившись вниз, я удобно устроился: трехколенная удочка на подставке, подсачек слева, сумка сзади. Размотав маленький бамбуковый хлыстик, насадил опарыша.

Уклейка ловилась довольно бойко. Беспокойство было только в одном — цеплять живцов придется на крючки с коротким цевьем, предназначенные для леща. Поймав пару штук, насадил обоих за верхнюю губу, сразу на два поводка. Грузило при забросе легло на дно, не доходя трех метров до ветвей. Я намочил кепку и расстегнул рубашку. Уже стало серьезно припекать.

Прошло меньше минуты до того момента, как резко качнулась вершинка. После последующих несильных подергиваний конец удочки потянуло, и я подсек. Рыба, закрутившись на месте, опомнилась и сиганула под дерево. Плавно обыграв бросок, вывел на поверхность щучку.

— Я пп-по-пп-о-о… — раздался незнакомый тонкий голос.

Резко подняв голову, я увидел нависающее надо мной взволнованное лицо паренька лет тринадцати. Он продолжал трясти подбородком, пытаясь договорить начатое.

— …О-омм-могу! — наконец выпалил мальчик.

Мне оставалось только кивнуть. Спрыгнув с обрывистого берега, подросток, спотыкаясь, проскакал мимо, чуть не угодив в воду, но тут же вернулся и взял подсачок. Я медленно подтаскивал щуку, а подо мной, сидя на корточках, терпеливо дожидался свалившийся с неба помощник.

Проворно подхватив рыбу сеткой, он улыбался, глядя на меня и одновременно постреливая глазами на хищницу. Эти движения были красноречивее всяких слов, которые парень смог бы мне сказать, если бы не заикался. Послышался голос со стороны лодки:

— Судачок попался?

— Нет, — ответил я, — щучка!

У меня на тот момент не было ни зевника, ни экстрактора. Я посмотрел на берег в надежде найти какой-нибудь сучок, чтобы открыть пасть хищницы, усеянную острыми зубами.

— Уммм, уммм-меня, — парень кивал головой, продолжая свою длинную речь. — Есть! — наконец, закончил он, вытаскивая из кармана складной нож.

Прекрасное место для лова

Доверив помощнику самому справиться с задачей, я принялся добывать новых уклеек. Как же быстро щука нашла мою маленькую рыбку! Вывод напрашивался сам собой. Упавший дуб являлся прекрасной засадой, и хищника там было достаточно.

К тому времени, как освободился крючок, я уже добыл живца. Паренек сбегал наверх за своей удочкой и, спустившись вниз, устроился справа от меня. Насаженные две уклейки полетели на то же место.

Прошло полминуты. Удочка шевельнулась и застыла. Слежу за тонкой вершинкой. Вот она слегка качнулась, потом чуть сильнее и, наконец, согнулась, увлекаемая движением хищника.

Короткая подсечка, и первое, что захотелось попавшейся рыбе, — это скрыться с глаз долой под ветвями дуба. Когда попытка оказалась неудачной, второй бросок последовал в сторону ближайшей лодки. Хозяин ее с удивлением наблюдал, чем все закончится.

Мой помощник без напоминания уже сидел у воды с подсаком и пристально наблюдал за ходом событий. Повернув рыбу к берегу, я потянул сильнее, пока та не додумалась выкинуть еще какой-нибудь трюк с исчезновением. Приблизившись, она прыгнула… в сачок, думая, что ныряет в глубину.

— Опять щучка? — послышалось с лодки.

— Нет, судачок.

Паренек оказался удивительно проворным, я поблагодарил его. Вместо ответа мальчик настойчиво показывал на воду и кивал головой. Если своими жестами новый знакомый хотел посоветовать мне не терять времени даром, то он все делал правильно. Не подумав и не проверив, в каком состоянии находится леска, я заторопился, следуя возникшему азартному порыву.

С нашего берега хорошо просматривалась картина отдыха рыбака в лодке. Лежа на левом боку, мужик подпирал голову рукой. Он невольно попал в первый ряд зрителей случайного спектакля и, пользуясь моментом, не сводил взгляда с актеров, коими мы оказались на тот момент.

Две бойкие уклейки снова заняли непривычное для себя положение, вися на крючках. Я подумал: «А не соблазняет ли хищника именно пара дергающихся рыбок? Надо будет взять на заметку!..».

Бывает же такое!

Когда удочка заняла место на подставке, мы втроем застыли в ожидании. Другие лодки находились ниже по течению, и их хозяева не могли видеть происходившего из-за поваленного дуба.

Минута прошла… вторая на исходе. Я опять намочил кепку и надел на голову. Наступила нестерпимая жара. Под расстегнутой рубашкой стекали капли пота. Тишина стояла такая, что казалось, будто течение остановило свой ход. Вон даже леска ослабла. Выпрямился согнутый бамбуковый кончик и застыл в таком положении еще на минуту.

Я внимательно глядел на него и чувствовал нутром, что так не должно быть. Вода двигалась — значит, нагрузки на удочку не избежать. Но ничего такого не происходило. Безвольная свисающая леска вдруг потянулась против течения. «Это же поклевка!!! Как я раньше не сообразил?!» — промелькнула у меня мысль.

Встрепенувшийся в лодке рыбак приподнялся на локте, когда произошла подсечка. Мужик во все глаза смотрел на происходящее, стараясь ничего не упустить. Заглотившая живца рыба проплыла несколько метров против течения, прежде чем я успел это заметить. «Раззява! Чуть было не проворонил атаку!!!» — мысленно устроил себе разнос.

Направив движение снасти по течению, смещая ее к берегу, увидел всплывшую небольшую щучку. Крючок воткнулся, скорее всего, в желудок, так как сопротивление было вялым. Второй, не проглоченный, живец суетился около ее морды. Два раза мотнув головой, хищница оторвала леску, находясь уже над сачком. Счастливый паренек держал сетку, в которой продолжала шевелиться рыба.

— Снова судачок? — поинтересовался мужик из лодки.

— Не угадываете! — крикнул я, улыбаясь. — На этот раз щучка!

Пожалуй, хватит на сегодня. Еще раз поблагодарил маленького рыболова с открытой душой, который, несмотря на неудобства, жару и свои комплексы, убедил меня не отказываться от помощи…

Скорость, которую я развил на велосипеде, позволила приятно освежить ветром разгоряченное тело. Вот ведь как бывает? Ориентировался на одну рыбу, а поймал другую! Везу домой несколько выловленных экземпляров.

Не буду скрывать, что до конца недели я побывал на этом месте еще три раза, и каждое утро, мучаясь от жары, увозил с водоема попавшихся судаков и щучек.

По просьбе тестя

Наступившая суббота дала мне понять, что это именно тот день, когда необходимо сделать паузу, отдохнуть — отвлечься и заняться чем-нибудь другим. Выбор пал на посещение тещи с тестем, которые проживали в деревне.

Час в утреннем поезде «Владимир — Курлово», пятнадцать минут пешком по сосновой посадке. И вот мы с женой уже переступили порог деревенской избы. Самовар на столе, чистые прохладные половички на полу и дед с бабкой за столом с чашками в руках.

Через полчаса беседы со мной тестю ужас как захотелось жареного судачка. Просто загорелся желанием отведать этой диковинной рыбы. Деревня есть деревня. Откуда там возьмется подобное лакомство, если рядом нет крупных рек или озер?

План составили такой: я сажусь в вечерний поезд, прихватив велосипед тестя. В городе собираю вещи для ночной рыбалки. Отправляюсь на Клязьму и ловлю судака до половины восьмого утра. Возвращаюсь с реки прямо на вокзал к поезду и добираюсь до деревни уже с рыбой…

На берегу я оказался за час до заката. Времени в обрез для того, чтобы поймать живца. Да и будет ли он клевать поздно вечером? Спешно размотав леску на маленькой удочке и насадив опарыша на крючок, закинул его в то самое место, где на прошлой неделе бойко ловилась мелочь.

Уклейки в светлое время постоянно высовывали из воды носы, подбирая насекомых. Сгущавшиеся сумерки сделали поверхность реки безжизненной. До наступления темноты мне удалось поймать шесть уклеек богатырского размера, которых и живцами-то не назовешь. Что поделать? Больше я ничего не смог добыть.

Маловато, но должно хватить для трех забросов. Утром заменю уклеек более мелкими. Для судака у меня теперь и леска толще поставлена, и двойные крючки на поводках привязаны вместо одинарных.

Надо было бы уже подумать о ночлеге. Хотя какой там сон? Стоит ли хлопотать, когда остается лишь три часа на то, чтобы подремать? Можно просто посидеть, дожидаясь рассвета…

Наперекор здравому рассудку

На крутом берегу, откуда свалился в воду могучий дуб, лежал старый ствол такого же исполина. Если сверху обхватить дерево руками, то они даже земли не коснутся. Вот на нем я и устроил свою «постельку». Сумка — под голову, куртка — под спину, нога на ногу… красота!

Соловьи отпели свое в июне — теперь молчали. Стояли полная тишина и темень. Небо наполнилось скоплением звезд. Какая-то жутковатость была во всем этом. Сиденье велосипеда продолжало служить определенной подпоркой для уже лежавшей «пятой точки», чтобы та не съехала с подстилки. Умиротворенный, я закрыл глаза и расслабился…

Раздавшийся внизу мощный глухой удар парализовал тишину вместе со мной! Было ощущение, что с пятиметровой высоты, на которой находилось мое «ложе», сбросили в воду огромный каменный валун. Я вскочил с бьющим сердцем и огляделся вокруг. Никого не было.

Через пять минут поваленный дуб подвергся «бомбардировке». Виновником этого оказался ночной корсар — крупный жерех. Его было так много, что не стало покоя у всей живности, скрывавшейся в листве. Окружив дерево, хищник просто выбивал из дуба рыбу, не давая опомниться — атакуя со всех сторон.

Думая, что меня не видно, я спустился вниз и прокрался по стволу, держа удочку между толстыми ветвями и боясь оступиться. На «двойниках» трепыхались уклейки. Была определенная несовместимость. Вся мелочь скопилась в верхних слоях воды — в листве поваленного дуба, а ловить придется со дна: поплавков-то нет!

Зная, что ничего путного из этой затеи не получится, я все равно, наперекор здравому рассудку, шел вперед. Какая-то сила тянула меня подальше от берега — в самый эпицентр охоты. Я не помышлял даже о том, как смогу вытащить попавшуюся рыбу!

В течение часа, попытавшись скопировать безжизненную форму дерева, скрывался от глаз жереха. Мне было непонятно: почему моя неподвижность продолжала пугать хищника? Он не подходил ко мне ближе пяти метров, игнорируя также живцов на крючках.

Удостоверившись, что жереху, кроме той рыбы, что обитала в листве, больше никто не нужен, я вернулся на берег. Развалился на своей подстилке и продолжал созерцать пиршество уже с высоты. Освободившийся внизу пятачок тут же закипел жизнью. Оказывается, ночной корсар обладал таким острым зрением, что можно позавидовать!

Песня-приманка

Первые проблески рассвета прогнали жирующую возле дуба рыбу, а также и меня с насиженного места. Внизу оказалось зябко от легкого тумана, но… ничего, часик потерпеть можно. Лишь бы судака поймать!

Точка ловли молчала три часа. Я возмущался про себя: «Так не бывает! То ли день таким неблагополучным выдался? То ли живец крупным оказался? А может, судак испугался ночного нападения?».

Сегодня мне как никогда нужен был трофей, чтобы сохранить свою незыблемую репутацию настоящего рыбака в глазах тестя. Для этого требовался хоть какой-нибудь судачок, причем всего один!

Помню, как мы с другом, сидя на канале с удочками, переделали песню, заменив слова «пой, ласточка, пой…» на «клюй, рыбонька, клюй…». От нахлынувшей тоски я замурлыкал себе под нос. Песня, уговаривающая рыбу на поклевку, сработала! Удочка резко дернулась.

Я приготовился к подсечке, опустив правую руку к толстому комлю. Даже если сорвали одну уклейку, то рядом оставалась другая — провокационная. Мгновение спустя тонкий бамбуковый кончик затрясся, показывая, как заглатывается живец, и, увлекаемый рыбой, согнулся по направлению течения.

Сидя наготове, я не зевал. Быстрая подсечка согнула удочку. Однако соперник и не думал идти мне навстречу. Он резко потянул сначала под поваленный дуб. Удочка, скрипя, согнулась до самого предела.

Потом рыба вдруг решила переплыть Клязьму. Дальше последовала такая же безуспешная попытка уйти вверх по течению реки. Хищник в панике снова на скорости двинулся к другому берегу. Поворачивая разогнавшуюся рыбу обратно, я приготовил подсачек. Всплыл крупный судак. Всего-то оставалось завести его на сетку, но силы еще не покинули сопротивлявшийся трофей.

Он бросился вниз по течению. Я развернул хищника в глубине и вывел на поверхность, продолжая тянуть на себя. Наконец, затащил рыбу между глиняных валунов в пяти метрах от меня — в место, к которому ни подойти, ни спуститься.

Осмотревшись, я нашел единственное решение: придется выводить судака на «чистую воду» и протаскивать вдоль берега к приготовленному сачку. Поднапрягшись удочкой, удачно повернул рыбью голову в сторону выхода из глиняных тисков.

Клыкастый, мощно заработав хвостом, выскочил из западни и, собрав воедино оставшиеся силы, в третий раз потянул на противоположный берег. И вдруг произошло то, чего я никак не ожидал, — сход судака с крючка!

Упущенная возможность

Еще не веря собственным глазам, вытащил снасть из воды. Безжизненно повисшая уклейка была задавлена челюстями хищника. Поперек тела проходили две рваные борозды шириной в 14 миллиметров. Перевернув на ладони рыбку, я увидел с другой стороны два еще более крупных пореза и убедился, что это свидетельство «работы» верхней челюсти судака.

«Какой же экземпляр мог оставить подобные следы? У килограммовых особей расстояние между нижними клыками всего 7-8 мм. А тут целых 14 миллиметров!..» — размышлял я. Ошарашенный, просидел несколько минут молча. У меня была прекрасная возможность взять крупную рыбу, а я ее так глупо упустил, потому что побоялся измазаться.

«Да черт с ней, с глиной! Отмылся бы и с трофеем вернулся бы в деревню! — сожалел я, ругая себя за поспешность, хотя в той ситуации долго думать и гадать было некогда. — Но почему рыба сошла, когда она так прочно сидела на крючке? Щука, может, срезала бы леску без проблем… А тут просто сход ни из-за чего!».

Я посмотрел на пустой «двойник», висевший на втором поводке, и понял причину, по которой потерял огромного судака. Крючок был разогнут! Я опять вспомнил о себе нехорошим словом, но исправить уже ничего не мог… Впрочем, в запасе еще имелось полтора часа. Если за это время не добьюсь успеха, придется уезжать без добычи.

Мелкая уклейка не ловилась, и мне ничего не оставалось, как опять забросить в воду богатырских живцов. Полчаса тишины, и тревожное ожидание очевидной развязки сегодняшней рыбалки.

В надежде достучаться до хищника я решил перелезть через упавший дуб и проверить удачу с другой стороны. Там была маленькая песчаная площадка, размеры которой позволили бы мне приютиться со своей удочкой. А большего мне и не требовалось.

Опустил в котелок висевших на крючках уклеек. Взял его вместе с рыбацкой сумкой в левую руку. Другой же подхватил бамбуковую трехколенку и рогульки. Но… пробраться к намеченной площадке оказалось невозможно! Я застрял в сучках, перепутанных крапивой, чередой и вьющимися дикими огурцами с ежевикой, превратившими береговую полосу в непроходимые дебри. Леска запуталась, вода из котелка вылилась вместе с живцами.

Я полулежа дергал ногой, стараясь высвободить ее из цепких объятий ползущих растений. Руки земли не доставали. Не было точки опоры, которая позволила бы мне оттолкнуться. Возможности повернуться я тоже не имел. Как завалился на бок, так и лежал, не зная, что предпринять. Встать не мог, бросить поклажу тоже, впору караул кричать! А вокруг ни души…

Когда выбрался из переплета, бедные уклейки не подавали признаков жизни. Опустив их в воду под берегом, я с надеждой рассматривал бездыханно лежащие тельца, понимая, что это и есть окончание неудачной рыбалки.

Последний шанс

Вдруг верхний живец шевельнулся, приподнялась жаберная крышка. «Кажется, один слегка оклемался. Будь что будет!» — решил я. Воткнув рогульки в песок, посмотрел вперед и увидел в воде бревно как раз на дистанции заброса. Затопленное в четырех сантиметрах от поверхности, оно не замечалось при взгляде со стороны.

Ближе ловить смысла не было, оставалось только перекинуть уклейку через ствол. Я так и сделал. Верхняя бамбуковая часть отыграла касание дна грузилом и замерла над бревном.

«До чего же неудачная рыбалка! — думал я. — Ночной «беспредел» жереха и мои отчаянные попытки изловить его, сидя на поваленном дубе. Первый крупный судак, разогнувший двойной крючок и осуществивший неслыханный побег. Безвыходное положение в непролазных дебрях, где я пребывал минут пять, связанный по рукам и ногам. Три — ноль не в мою пользу. Что дальше?».

Оказалось, есть еще кое-что для меня. Я незамедлительно воспользовался появившейся возможностью! Тонкий конец удочки ожил и чуть кивнул, как будто встрепенулся живец, висевший на крючке. Я не сводил глаз с лески, уходившей в глубину, и ждал. Бежали секунды. Периодическое шевеление стало постоянным. «Оклемалась рыбка, — прикидывал я, — это хорошо. Хищника привлечет!».

Через какое-то время давление на вершинку увеличилось по силе. Я продолжал смотреть, и смутная тревожная догадка промелькнула в мозгу. Живец не обладал столь бодрым расположением духа и весом, чтобы так тянуть вниз. Тонкая часть нагибалась и распрямлялась с амплитудой в три сантиметра. Полуживой уклейке явно не под силу, да и хищной рыбе незачем себя так вести! Ее задача — схватить беспомощного живца и заглотить.

После пары минут напряженного ожидания верхняя часть удочки дотянулась до воды и спокойно пошла в глубину. Подсечка… и вмиг согнувшаяся снасть затрепетала в руке, передавая мне все движения улепетывающего хищника. Схватка происходила в недосягаемых пределах.

Я опять подумал: «Если рыба устанет, а в этом нет сомнений, то первое, что сделаю, — затащу ее на бревно. Может, она даже посодействует мне, вильнет хвостом и легче переберется через барьер. Тут песчаный пятачок — под ногами, так что взять ее подсаком удастся без проблем».

Рывки следовали один за другим. Рыба приближалась к поверхности воды, продолжая сопротивляться в верхних слоях. Еще чуть-чуть, и начнется «перевал» — самое ответственное дело. Через секунду все произошло!

Щучья морда улеглась на бревне, злобно посверкивая глазами. Оказалось, что не только перетащить, но и втянуть рыбу я не мог. Как говорят в народе, «не по погребу бочоночек». Кто же знал, что попадется такая «лошадь»?!

Попытался усилить натяжение лески удочкой — без результата. Морда не сдвинулась с места даже на миллиметр. Рыба все смотрела на меня, демонстрируя хищную улыбку сквозь зубы. Вдруг щуке захотелось, как мне тогда показалось, что-то сказать, и она специально для этого открыла пасть — в тот же миг двойной крючок со свистом вылетел из нее!

Некоторое время хищница продолжала лежать в прежнем положении, наблюдая за моим состоянием. Потом, ухмыльнувшись напоследок, сползла с бревна. Я только и смог, что сглотнуть выделившуюся слюну.

Посмотрев на часы, понял, что уезжать надо уже через пять минут. Время пролетело, как один миг! Вот это выдалась рыбалка! Кто поверит мне?

Так и случилось. В деревне тесть, посмеиваясь и даже не дослушав рассказ о моих приключениях, заявил:

— Знаю вашего брата! И ты, зять, такой же. Все вы, рыбаки, любители посочинять да приврать!

Утвердившись в своем мнении, он пошел топить баню. Я же с чувством «невыполненного долга» занялся приготовлением шашлыка. А заодно подумал: «Брать рыбу на реку считается плохой приметой — клева не будет. Но как было бы «клево», если бы я не верил в это и захватил вечером из дома мороженого судака!».

Сергей Мокеев, г. Владимир

handf.mirtesen.ru

на что клюет летом, прикормки для ловли

Осётр – это наше национальное достояние, которое, к сожалению, стоит практически на грани исчезновения. В последнее время ситуация изменилась в положительную сторону, и связано это с тем, что в большинстве регионов России, где водится эта царская рыба, промышленный, да и любительский вылов, её запрещён законом, и за его нарушение полагаются очень большие штрафы, а в некоторых случаях и уголовное наказание. Разрешено ловить осетра только в некоторых районах Сибири, и то по строго определённым квотам и в строго определённых водоёмах.

Однако у рыболовов осталась возможность ловить осетра на платнике – частных водоёмах, где целенаправленно занимаются разведением этой ценной рыбы. Заплатить придётся немало, но оно того стоит.

Повадки

Повадки любой рыбы, выращенной в искусственных условиях, немного отличаются от повадок диких представителей этого же вида. Сказывается это в первое время после того, как осётр попал из ванн, где рос до определённого размера, в сам водоём. Адаптация проходит довольно быстро, но именно в этот период рыба наименее осторожна, и поймать её достаточно просто. Однако уже через пару-тройку дней, за которые осётр полностью ознакомится с новым местом обитания, многовековые инстинкты берут своё.

Кормится осётр двумя способами. Многие считают, что из-за своего строения он не может охотиться, как настоящий хищник, и собирает корм исключительно со дна. В большинстве случаев это так и происходит. Однако, если осётр заметил стайку мальков или даже одну раненую рыбку, он вспоминает повадки своей отдалённой родственницы – акулы. Атакуя живую добычу, осётр переворачивается кверху брюхом и хватает жертву прямо в толще воды или даже на поверхности. Этой особенностью можно воспользоваться, при ловле осетра зимой, когда он, кроме как на живца, ни на что больше не клюёт.

Весной, примерно через неделю после схода льда, осётр начинает постепенно проявлять активность и ловится уже на более привычные приманки. Рыба выходит из зимовальных ям на прогревшиеся бровки и заиленные столы, где и собирает корм со дна.

Летом в прогретой воде он может выйти даже на ближнюю бровку, где глубина менее метра. В этот период не редко можно заметить плывущего по самой поверхности осетра. Ближе к осени вновь начинает скатываться в ямы, собираясь в них в стаи.

Снасти

Байки о том, что кто-то поймал осетра на спиннинговую снасть, могут иметь под собой основание. Но случается это крайне редко и только на очень медленный джиг с большими паузами, во время которых не очень стремительный осётр успеет настигнуть приманку и придавить её ко дну. В основном же ловля осетра на платнике ведётся на два вида снасти: донка и поплавочная удочка.

Поплавочная снасть

В зависимости от дистанции лова, а это обуславливается рельефом водоёма, можно использовать маховое или штекерное удилище. Эксперименты с болонской снастью на платниках заканчивались не очень положительно. На популярных водоёмах в Подмосковье и других регионах рыболовов порой столько, что удочки на берегу стоят через каждые пару метров. Вываживание осетра в таких условиях нужно проводить быстро, а учитывая то, что, поднявшись к поверхности, он может совершать высокие прыжки, то соседям или придётся вытаскивать снасти, пока счастливчик достает трофей, или потом всем вместе распутывать всё, что осётр успел собрать. К тому же болонские удилища не обладают достаточной прочностью, и очень часто их верхняя часть просто ломается в самый ответственный момент. Маховое или штекерное удилище в большинстве случаев позволяют этого избежать.

Сама оснастка достаточно проста и напоминает оснастку на карася. Объясняется это двумя фактами. И осетр, и карась питаются со дна, и приманку нужно подать именно на дно. Второе – это поклёвка. Строения рта у осетра позволяет ему потихоньку обсосать наживку с крючка. При этом неправильно огруженный поплавок даже не пошевелится. Более чувствительный начнёт покачиваться, притапливаться, отходить на пару сантиметров в сторону. Но основательной поклёвки, как у карася, можно не дождаться. Поэтому подсекать нужно именно на этих еле заметных потяжках.

Поплавок лучше использовать с длинным и узким телом, а его огрузку осуществлять в зависимости от наличия и силы ветра. Если день безветренный, то гирлянду из грузил равномерно располагают по всей длине. Если присутствует ветер, все грузила лучше опустить ближе к поводку.

В качестве основной нити используют плетёнку толщиной 0,2-0,3 мм. всё по той же причине – вываживание должно быть стремительным.

Крючки № 5-8 в зависимости от предполагаемого размера рыбы в данном платнике.


Пасть осетра позволяет ему обманывать неопытного рыболова

Донка

Фидерную снасть стоит применять ближе к осени, когда осётр начинает уходить на глубину или на водоёмах с ярко выраженным элементом аэрации. В месте, где в пруд поступает свежая вода, кислорода намного больше, а значит, и рыба, в том числе и осетр, находится здесь чаще. Однако сложность в том, что добросить поплавочную снасть в такое место чаще всего невозможно, и там обязательно есть течение, порой очень сильное. Тут и выручает донка.

Оснастка тоже несложная. Обычный монтаж с кормушкой и одним-двумя поводками. Удилище выбирается от места ловли и требуемой дальности заброса. Леска – плетёнка 0,2-0,3 мм., способная передать самые лёгкие прикосновения осетра к наживке. Катушка безынерционная. Кормушка, позволяющая удерживать снасть на течении. Поводки длиной 0,5-1 м. Крючки № 5-8.

Если используются сразу два поводка, то один ставится ниже, а второй выше кормушки.

Читайте также:

Наживка

А вот в вопросе, на что ловить осетра на платнике, следует учитывать, что его здесь кормят. Не очень обильно, чтобы он вконец не обленился, но некоторые привычки этот процесс у осетра вырабатывает. Умный хозяин платника будет следить и за количеством корма, и за его качеством, и за местом кормёжки. Оно не должно быть одним и тем же, чтобы не приучать рыбу. С одной стороны, все будут знать, где она стоит. С другой – никакого азарта такая платная рыбалка не доставит.

Вкусы осетра тоже, пусть немного, но меняются. Он привык к корму на основе рыбной муки, однако и растительная насадка с ярким и резким запахом может соблазнить его на поклёвку. В этой роли может выступить консервированная кукуруза или распаренный горох, щедро сдобренный аттрактантом.


Кусочек маринованной селёдки - залог успеха

Но чаще все же используют наживку животного происхождения:

  • Пучок красных навозных червей.
  • Подкопченная мойва.
  • Креветка.
  • Кусочки кальмара.
  • Пластинки говяжьей печени.
  • Живец.
  • Сельдь.

На селёдку ловят чаще и эффективнее. Кто-то покупает уже готовую маринованную сельдь. Кто-то маринует или солит самостоятельно. Самое простое – это порезать селёдку на кусочки, залить подсолнечным маслом, покрошить туда немного лука и дать настояться в течение нескольких часов. Но есть рецепты маринада и в красном, и в белом вине; и это не для рыболова и его друзей, а для осетра.

Бывает так, что осётр отказывается даже от селёдки. Тогда в дело идёт старый проверенный «бутерброд». К кусочку селёдки подсаживается живой червь таким образом, чтобы он мог шевелиться, или пахучую кукурузу.

Прикормка

Для ловли на донку с использованием кормушки прикормка готовится на основе какой-нибудь крупы или той же рыбной муки с добавлением кусочков того, что используется в качестве наживки. Рубленый червь, маленькие кусочки говяжьей печени, селёдка, креветки, кальмар. В этом случае необходимо подобрать такую кормушку, из которой прикормка будет не только пахнуть, но и постепенно вымываться. Снасть при этом необходимо закидывать практически в одно и то же место. Осетр – рыба достаточно ленивая, чтобы постоянно перемещаться по акватории всего водоёма. Подойдя на место, где есть корм, он будет стоять здесь, пока не убедится, что кушать больше нечего и только тогда отправится куда-то ещё.

Если используются поплавочные снасти, прикормка осуществляется с учётом привычек осетра, которые он приобрёл именно на платнике. Дело в том, что здесь его кормят гранулами, а не комками или шарами. И рыба очень хорошо помнит звук, с которым эти гранулы падают в воду. Такая своего рода короткая пулемётная очередь. Осётр идёт на этот звук, справедливо полагая, что в этом месте его ждёт пища. Поэтому и прикормку нужно делать не вязкую, а рассыпчатую, но тяжёлую. Она должна дробно стучать по поверхности и быстро опускаться на дно.

Прикармливая уловистое место, необходимо помнить, что, несмотря на размеры осетра, его очень просто перекормить. Вернее, накормить до такого состояния, что он начнёт игнорировать самую вкусную и пахучую наживку.

Поклёвка, подсечка и вываживание

Резкую и сильную поклёвку от осетра можно ожидать только в том случае, если в виде приманки используется живец. Перед тем, как проглотить его, осётр сначала прижимает рыбку ко дну, и такое действие очень хорошо передаётся и на поплавок, и на вершинку фидерного удилища.

Если ловля идёт на менее подвижные насадки, то тут надо быть очень внимательным. Осётр, как и карась, любит обсасывать пищу. При этом он очень не любит слишком твёрдые субстанции и старается мгновенно от них избавиться. Когда рыба начинает клевать, правильно огруженный поплавок или вершинка фидера будут подёргиваться или незначительно отклоняться от своего привычного места. Это не означает, что нужно просто насторожиться, положить руку на удилище и ждать более основательной поклёвки. Её просто-напросто может не последовать. Подсекать нужно немедленно.

Вываживать нужно, не давая осетру ни мгновения расслабиться. Почувствовав, что его поймали, он сразу попытается прилипнуть ко дну и задача рыболова как можно быстрее поднять его оттуда. У самой поверхности осётр может преподнести ещё несколько сюрпризов в виде высоких «свечек» с яростными рывками головой. Он может выпрыгнуть на метр над водой. Зрелище завораживающее, но часто в этот момент и происходит сход или обрыв снасти.


Свечка в исполнении осетра - самый важный момент во время вываживания

Иметь под рукой хороший подсак тоже будет совсем не лишним. Саму же рыбу рекомендуется брать только в плотных перчатках. Во-первых, это убережёт её от ожогов. А во-вторых, убережёт руки рыболова от порезов. Боковые и спиной гребни у осетра очень твёрдые и острые на концах пластин. Пораниться о них проще простого.

Услуги платника

Платники – единственное место во многих регионах нашей страны, где можно поймать осетра, шипа, стерлядь, севрюгу и даже небольшую белугу без каких-либо проблем с законом. Рыболовные места здесь оборудованы так, чтобы было удобно, кроме этого, есть специальные места отдыха и даже кухня, где можно тут же приготовить пойманный трофей.


Комфорт для рыбы и удобства для рыболовов - главный девиз хорошего платника

Работающие здесь специалисты подберут и помогут правильно настроить снасти начинающим любителям рыбной ловли. Подскажут, куда лучше всего закидывать снасть, чтобы поймать ту или иную рыбу. Выдадут напрокат полностью снаряжённую удочку, мангал, дрова и прочие необходимые для рыбалки и отдыха атрибуты.

Стоят эти услуги, да и сама лицензия на вылов осетра, не дешёво. Поэтому будет очень обидно заплатить и уехать домой с пустым садком. Чтобы этого не случилось, и нужно знать, как, когда и на что ловить эту царскую рыбу.

Главное

Миф о том, что на платниках вся рыба перекормленная и ленивая, не соответствует действительности. Хозяевам нет смыла делать так, чтобы рыба не клевала. Наоборот, в их интересах обеспечить поимку трофея. Ради этого у них всегда найдётся и лишняя удочка, и запас наживок, и лишний мешочек прикормки.

И всё-таки некоторые секреты ловли осетра на платниках необходимо знать самим рыболовам.

Осётр любит стоять в местах с повышенным содержанием кислорода возле самого дна. Также его привлекают прибрежные бровки, столы, заросшие водорослями, и рыхлый нетолстый слой ила. Здесь ему намного проще найти пищу. Доставить в эти перспективные места насадку – и есть первая задача того, кто хочет поймать осетра.

Клюёт осётр лениво и в тоже время очень осторожно. Рыболов вынужден постоянно внимательно смотреть или на поплавок, или на вершинку фидера, чтобы не пропустить момент подсечки.

Вываживание должно быть активным и быстрым. На эффектные «свечки» лучше не отвлекаться, иначе можно остаться не только без рыбы, но и без снасти. А если эта снасть была взята напрокат, то и заплатить за неё придётся не по магазинной цене.

Самое лучшее время для ловли осетра на платниках – это лето и начало осени. Весной и особенно зимой эта рыба предпочитает отлёживаться на дне. Соблазнить на поклёвку её можно, но это требует особых знаний и умений.

В качестве насадки лучше использовать животные насадки с ярко выраженным запахом. Идеальной считаются кусочки маринованной или солёной селёдки.

Гигантского осетра под центнер весом на платниках не бывает. Чтобы рыба достигла таких размеров, ей нужно не менее 40-50 лет и благоприятные условия обитания. Но экземпляры в 1,5-2 кг., а то и в 3-4 здесь вполне могут ловиться.

Рыбалка сама по себе доставляет радость. А когда на берегу лежит только что собственноручно вытащенный осётр, пусть и не очень большой, это запоминается на всю жизнь.

intellifishing.ru


Смотрите также

   
 
Карта сайта, XML.