Меню

Авторизация


Логин
Пароль
 

 

Непрядва река на карте


Непрядва — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Непря́два — река в России, протекает по территории Воловского района Тульской области. Устье реки находится в 1809 км по правому берегу реки Дон. Длина реки составляет 67 км, площадь водосборного бассейна — 799 км²[2].

Река берёт начало близ райцентра Волово и села Никитское с деревней-выселками Красный Холм Воловского района Тульской области, неподалеку от трассы М4 «Дон» (участок Москва — Воронеж), пересекающей её верховье с севера на юг. В прошлом, до пересыхания истоков, вытекала из озера Волово, имеющего карстовое происхождение и находящегося на Куликовом поле, рядом с одной из высших точек Средне-Русской возвышенности. Протекает по территории Воловского, Богородицкого и Кимовского районов. Впадает в Дон в Кимовском районе ниже села Монастырщина.

Волово-Знаменское — село Тульской губернии, Богородицкого уезда, при озере Волове и при оврагах системы реки Непрядвы, притока Дона, в высокой местности, до 900 футов над уровнем моря, богатой каменным углем (см. Богородицкий уезд). Число жителей около 2000 человек[3]. (ЭСБЕ)

По летописным источникам — памятникам Куликовского цикла (самые известные из которых — «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище») — на берегу Непрядвы, недалеко от её «устья»[4], находится место, на котором 8 сентября 1380 года произошло знаменитое «Мамаево (или Донское) побоище», впоследствии названное Карамзиным в его «Истории государства Российского» Куликовской битвой.

Новейшими исследованиями профессора С. Н. Азбелева доказано, что на древнерусском языке слово «устье» означало также исток реки. Исходя из такого прочтения источников им была выдвинута научно обоснованная версия о грандиозной многочасовой битве вблизи истока Непрядвы из Волова озера, в самом центре Куликова поля, с последующим преследованием разбитого противника до верховьев реки Мечи (ныне — Красивая Меча), что из-за незначительности расстояния в западном направлении было вполне реально. [5][6][7]

… Яркий пример такой однобокости и неадекватности — это толкование археологами, а за ними историками (а в дуэте с археологами они добровольно зачисляют себя в разряд ведомых) Куликовской битвы 1380 г., несостоятельность которой блестяще показал в 2012 году прекрасный источниковед С. Н. Азбелев. И прежде всего он показал неправильное понимание летописного известия, что битва состоялась «в поле чисто… на усть Непрядвы реки». Но при впадении Непрядвы в Дон в то время «была лесостепь, имевшая лишь небольшие открытые участки шириной 2-3 км», ни на одном из которых «никак не могло бы уместиться значительное количество участников сражения…»
Азбелев, обращая внимание на тот факт, который ускользнул от всех исследователей, что слово «устье» обозначало исток реки, пришел к выводу, что битва состоялась «в центральной части Куликова поля — на расстоянии приблизительно 50 километров от впадения» Непрядвы в Дон, на левом её берегу. (Вячеслав Фомин. Голый конунг: Норманизм как диагноз.)[8]

Панорама слияния Дона и Непрядвы

По данным государственного водного реестра России относится к Донскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Дон от истока до города Задонск, без рек Красивая Меча и Сосна, речной подбассейн реки — бассейны притоков Дона до впадения Хопра. Речной бассейн реки — Дон (российская часть бассейна)[2].

Код объекта в государственном водном реестре — 05010100312107000000267[2].

Притоки[править | править код]

(указано расстояние от устья)

Гидрография:

История, археология, топонимика:

Куликово поле и Мамаево побоище на «усть Непрядвы»:

  • Флоренский К. П. Где произошло Мамаево побоище? // Природа. — 1984. — № 8 (828).
  • Кучкин В. А. О месте Куликовской битвы // Природа. — 1984. — № 8 (828). — С. 47—53.
  • Хотинский Н. А. Ковыль-трава на Куликовом поле // На суше и на море. 1987. — М.: Мысль, 1987. — 510 с. — 150 000 экз. (в пер.)
  • Хотинский Н. А. Ковыль-трава на Куликовом поле / Н. А. Хотинский. — М.: Мысль, 1988. — 192 с. — 30 000 экз. — ISBN 5-244-00219-8. (обл.)
  • Азбелев С. Н. География сражения на Куликовом поле // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2013. — № 4(54). — С. 12—20.
  • Азбелев С. Н. Река Непрядва в историографии русского летописания (пленарный доклад) // Повесть временных лет: К 900-летию создания : Всероссийская научная конференция (с международным участием). 13-14 декабря 2013 года, Санкт-Петебург (Программа) / Исторический факультет СПбГУ. — 8 с. (рус.). spbu.ru. Дата обращения 6 декабря 2019.
  • Азбелев С. Н. Место сражения на Куликовом поле по летописным данным // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2016. — № 3(65). — С. 17—29 (со схемой-реконструкцией; дизайн А. А. Астайкина).
  • Азбелев С. Н. Великая победа на Куликовом поле // Русское поле: Научно-публицистический альманах. — 2016. — № 9—10. — С. 51—84.
  • Архипов А. Б. К топографии Мамаева побоища // Реквием филологический. Памяти Е. С. Отина. Сборник научных трудов / Ред. колл.: В. М. Калинкин (отв. ред.), Л. П. Борисова, К. В. Першина, Н. А. Ярошенко, К. С. Федотова; Рец.: д-р филол. наук, проф. В. М. Шаклеин, д-р филол. наук, проф. Е. А. Андрущенко. — К.: Издательский дом Дмитрия Бураго, 2015. — С. 218—225. — 640 с. — ISBN 978-617-7349-13-5.

ru.wikipedia.org

Где именно состоялась Куликовская битва?

Перед вами уникальная статья, которая может претендовать на серьёзный прорыв в изучении событий Куликовской битвы. В печатном виде она вышла во втором номере альманаха Русское поле, а теперь автор размещает её в электронном виде в своей колонке на сайте pereformat.ru. Материал дан со всеми сносками и в оригинальной редакции, кроме названия. Первоначальное название – «О географии Куликовской битвы».
 

 
Сражение, происходившее в начале сентября 1380 года на Куликовом поле, по своему историческому значению относится к событиям эпохальным – не в меньшей степени, чем сражение на Бородинском поле в конце августа 1812 года. Но Куликовская битва, в отличие от Бородинской, завершилась полным разгромом неприятельской армии. Остатки татарских войск бежали с поля боя, преследуемые русской конницей. Масштабы же обоих сражений по количеству участвовавших в них войск и по размерам поля боя различались мало, хотя сведения разных источников по поводу событий 1380 года и не лишены некоторых расхождений.
 

Согласно русским летописям, численность армии московского великого князя Дмитрия Ивановича, вместе с союзными войсками поддержавших его русских земель и отрядами отдельных князей, могла несколько превышать двести тысяч воинов.1 Летописцы единодушно восклицали, что «от начала миру не бывала сила такова рускых князеи, яко же при сем князи великом Дмитрии Ивановиче».2 Видимо, аналогичной по численности была противостоявшая русским и ими разбитая армия Мамая. Немецкая хроника Детмара под 1380 годом сообщала о «великой битве» между русскими и татарами, где с обеих сторон сражалось четыреста тысяч и где победили русские.3
 
Однако последние десятилетия ознаменовались не только привычными конференциями, статьями и сборниками по случаю двух очередных юбилеев «Мамаева побоища» в 1980 и 2005 годах, но и распространением – особенно в околонаучной среде – нараставшего и, следует признать, небеспричинного скептицизма по поводу реальной исторической значимости этого события. Я имею здесь в виду не псевдонаучные фантазии А.Т. Фоменко, а кризис доверия к данным академической науки прошедших полутора веков.
 
Вопиющие парадоксы теперешнего интерпретирования Куликовской битвы проистекают из фактора якобы географического. В действительности же – из давно укоренившегося ошибочного истолкования смысла важных письменных источников. Согласно летописям XIV-XVI вв., русское войско приготовилось к сражению «пришедщю за Дон (т.е. на запад от Дона. – С.А.), в поле чисто, в Мамаеву землю, на усть Непрядвы реки».4 Очень существенно, что летописцы совершенно единодушны в указании этих трех важнейших географических параметров: Софийская первая и Новгородская четвертая летописи – «Великии же князь Дмитрии Иванович перешед за Дон в поле чисто в ордынскыя земли, на усть Непрядвы рекы»;5 Новгородская первая летопись – «Въниде бо в землю их за Дон и бе ту поле чисто, на усть рекы Непрядвы»;6 Симеоновская летопись и Рогожский летописец – «Князь же великии поиде за Донъ, и бысть поле чисто и велико зело, и ту сретошася погани половци, татарьскыи полци, бе бо поле чисто на усть Непрядьвы рекы».7
 
Однако при впадении Непрядвы в Дон, как недавно обнаружилось, тогда было отнюдь не «чистое поле великое зело». Исследования палеогеографов и палеоботаников установили, что в то время здесь была лесостепь, имевшая лишь небольшие открытые участки шириной 2-3 км.8 Ни на одной из таких полян никак не могло бы уместиться значительное количество участников сражения. Археологам нетрудно стало объяснять странную малочисленность найденных ими фрагментов оружия.9 Руководители же археологических раскопок Куликова поля в своих интервью стали говорить, что речь должна идти не о крупном сражении, а о стычках относительно небольших конных отрядов.
 
Целесообразно здесь привести запечатленные по случаю юбилея битвы на страницах массового московского журнала примеры безапелляционности и научного уровня таких высказываний. Корреспондент журнала «Нескучный сад» встретился с тогдашними руководителями археологических раскопок, которые велись на Куликовом поле десять лет с 1995 года. Это кандидаты исторических наук М.И. Гоняный и О.В. Двуреченский. Как пишет не без иронии корреспондент, «по рассказам ученых, истинная картина великого сражения сильно отличается от хрестоматийной. «Протяженность места боевых столкновений – два километра при максимальной ширине восемьсот метров» – считает начальник Верхне-Донской экспедиции Михаил Гоняный»10 По мнению археологов, – констатирует корреспондент, – число участников битвы в общественном сознании сильно преувеличено. «В советское время думали, что это было народное ополчение, – говорит Двуреченский. – Сейчас мы считаем, что сражались профессионалы – от пяти до десяти тысяч как с той так и с другой стороны, конники»».11
 
Что думали по данному поводу профессиональные историки досоветской России, этот кандидат исторических наук не говорит. Правда, он упоминает о некоторых летописях, конкретно называя никогда не существовавшую «Новгородскую четвертую летопись младшего извода» и приводя вымышленную цитату «близ устья Дона и Непрядвы», будто бы почерпнутую в не сохранившемся на самом деле «Новгородском Софийском летописном своде»,12 а фактически представляющую собой тенденциозное искажение того, что реально читается в цитированных мною выше летописях.
 

Река Непрядва перед впадением в Дон
Печально, что эти и подобные им сенсационные заявления давно успели размножиться и закрепиться в интернете. Как ни странно, они стали иногда влиять даже на высказывания профессиональных историков – не говоря уже о падких на дискредитацию русской истории журналистах и недобросовестных комментаторах. А в Туле музей-заповедник «Куликово поле» даже издал посвященную этому полю «Большую иллюстрированную энциклопедию». Объем ее – 744 страницы, из которых несколько страниц посвящены самой Куликовской битве. Здесь можно уже прочесть, что «по последним научным данным русские войска выстроились, имея за спиной Дон и Непрядву между балкой Рыбий Верх и Смолкой, занимая фронт не более полутора километров».13 Таким образом, за два года, прошедшие после приведенных выше высказываний археологов, мизерная протяженность поля боя сократилась еще на полкилометра.
 
Однако летописи однозначно пишут о небывало многочисленных войсках, которые были развернуты на протяжении десяти верст открытой местности Куликова поля. «И покрыша полки поле, яко на десяти верстъ отъ множества вои».14
 
Но некоторые нынешние историки Куликовской битвы, в особенности – археологи, изобрели, как мы видели, своеобразный «выход» из вопиющего несоответствия, объявляя, что русские и иноземные письменные источники многократно преувеличивали масштаб сражения и, соответственно, число войск каждой стороны.
 
Вне поля зрения как нынешних, так и прежних историков Куликовской битвы оставался немаловажный факт: словом «устье» в то время обозначали исток реки. Такое словоупотребление документировано во всех списках Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известной по рукописям XIV и XV веков. В этой летописи говорится о завершении войны Великого Новгорода со Швецией:
 

В лѣто 6831 [1323]. Ходиша новгородци съ княземъ Юрьемъ и поставиша город на усть Невы, на Ореховомъ острове; ту же приехавше послы великы от свеиского короля и докончаша миръ вечныи съ княземъ и с Новымьгородомь по старой пошлине.15

 
Здесь речь идет о построении за полвека до Куликовской битвы русской крепости Орешек (впоследствии – Шлиссельбург). «Ореховый остров» расположен в верховье реки Невы при вытечении ее из Ладожского озера. Словосочетание «на усть Невы» означает: у истока Невы.
 
Если бы историки Куликовской битвы, не ограничиваясь нынешним пониманием слов «усть Непрядвы», обращались в достаточной степени к истории русского языка или читали особенно внимательно не только те фрагменты хорошо известных летописей XIV-XV столетий, где описана эта битва, то проблема могла бы и не возникнуть. Наш выдающийся языковед академик Измаил Иванович Срезневский больше ста лет назад завершил публикацию составленного им словаря древнерусского языка. Первое издание его последнего тома вышло в Петербурге в 1903 году, второе издание (репринт) – пятитысячным тиражом – в Москве в 1958 году. В этой книге уже в начале прошлого века можно было прочесть нужное пояснение:
 

Усть – устье реки исток реки: на усть – при истоке – Поставиша город на усть Невы, на Ореховомъ острове (дана отсылка к Новгородской первой летописи).16

 
Нева вытекает из Ладожского озера. Непрядва же некогда вытекала из существующего и ныне, но теперь уже очень небольшого Волова озера – до его обмеления, оставив около него следы русла прежнего своего верховья. Сведения о том, что еще в первой половине XVII столетия это озеро служило истоком некоторых рек Куликова поля, можно прочесть в важном источнике того времени – «Книге Большому Чертежу». Сама древнейшая карта России не сохранилась, но подробнейшее ее описание, составленное по «государеву указу» в 1627 году, публиковалось уже не раз. В издании, выпущенном Академией наук в 1950 году, с учетом всех известных к тому времени списков, можно прочесть достаточно ясный намек, касающийся истока Непрядвы:
 

Упа река вытекала из Волова озера от верху речки Непрядвы, от Куликова поля с Муравского шляху.17

 
Существуют подробнейшие (крупномасштабные, вычерченные от руки) карты уездов Тульской губернии, составлявшиеся в конце XVIII столетия для нужд генерального межевания. На этих картах видно, что находящееся в центре Куликова поля и уже радикально сократившееся к тому времени в размерах Волово озеро отделено лишь сотней саженей от ручья, дающего начало реке Непрядве.18
 
Показания источников ясно свидетельствуют, что сражение 1380 года произошло вблизи тогдашнего истока («устья») реки Непрядвы, в центральной части Куликова поля – на расстоянии приблизительно 50 километров от впадения этой реки в Дон.
 
Соответственно, нашим археологам, которые в недавние десятилетия особенно интенсивно, но безуспешно искали следы массовых захоронений десятков тысяч русских воинов, павших на Куликовом поле, целесообразно несколько переместить район своих полевых работ. Тогда и удивительная малозначительность найденных доныне при раскопках на этом поле остатков оружия получила бы свое естественное объяснение. Следует упомянуть, что недостаточность прежнего ареала археологических работ уже сравнительно давно начинала осознаваться в среде самих сотрудников музея-заповедника «Куликово поле». В печати проскользнуло пожелание, «чтобы работники музея-заповедника не замыкались в своих исследованиях местности, традиционно определяемой ими как Куликово поле в узком смысле слова, а расширили бы район своих поисков».19 Но радикальному его расширению препятствовала приверженность этих ученых ошибочной, как оказалось, мысли, что битва произошла при впадении Непрядвы в Дон.20
 

Исток реки Непрядвы
Вышеуказанное обстоятельство побуждает переосмыслить и некоторые иные сведения привычных источников. Естественно полагать, что описанное в летописях форсирование русскими войсками Дона в ночь с 7 на 8 сентября осуществлялось не ниже впадения в него Непрядвы, как это ныне считается, исходя только из «традиционного» представления о месте самого сражения, а выше по течению Дона около Федосова городища, т.е. ближе к центру Куликова поля, где Дон еще менее полноводен, а дорога, по которой двигались с севера русские войска, подошла к нему вплотную при впадении в Дон речки Муравлянки и где, судя по географическим картам, существовала используемая в то время переправа.
 
Лишается опоры и «традиционное» представление, что битва произошла на правом берегу Непрядвы. Подробнейшим образом аргументированная не так давно «левобережная» гипотеза была впоследствии раскритикована и решительно отвергнута. Дело в том, что сторонники и этой гипотезы слова «на усть Непрядвы» трактовали «традиционно» – как место впадения этой реки в Дон, а несогласные с такой гипотезой палеогеографы выяснили, что именно там на левом берегу Непрядвы прежде находился лес.21
 
Но неосновательно было бы предполагать, что лес некогда покрывал всё левобережье Непрядвы вплоть де ее истока и на многие километры вглубь обширного Куликова поля. Сплошное изучение его почв для определения возможных в прошлом лесных участков проводилось только на небольшом пространстве в низовьях этой реки, так как все поиски места битвы были основаны только на теперешнем понимании слов «устье Непрядвы».
 
Анализ данных, извлеченных из совокупности официальных письменных источников XVI-XVII вв. привел к выводу, что тогдашнее Куликово поле – отнюдь не лес, а «северо-восточная оконечность степей, которая широким языком вклинивается вглубь широколиственных лесов Среднерусской возвышенности по водоразделу верхнего течения Дона и Оки». Как резюмировал нынешний исследователь исторической географии Куликова поля О.Ю. Кузнецов, «в противоположность традиционным представлениям отечественной историографии советского периода, следует признать значительность его линейных размеров, достигающих 120 км с запада на восток и 80 км севера на юг».22
 
Что же касается XIV столетия, то летописи единодушно и неоднократно упоминают именно открытую местность («поле чисто»), по которой русское войско «поидоша за Дон в далняя части земля». Стремясь упредить действия противника, оно спешно направилось к истоку Непрядвы – «переидоша за Дон вскоре люто и сверепо и напрасно» (т.е. ожесточенно и храбро и стремительно).23
 
Дело в том, что великий князь Дмитрий Иванович, получив ободряющее послание от преподобного игумена Сергия Радонежского, сначала готовился встретить войско Мамая на левом берегу Дона и уже назначил по полкам воевод, которые тогда облеклись «во одежю их меестную яко велицы ратницы» (т.е. в доспехи, предназначенные для различения их во время боя). Подойдя к Дону, русские воеводы «много ту думаша», следует ли переходить на его правый берег.24 Однако высланная заранее разведка во главе с Семеном Меликом только что сообщила, что войско Мамая теперь сосредоточивается уже на правобережье Дона, ожидая соединения с войском Ягайла, которое должно было подойти с запада. Это известие и повлекло за собой решение великого князя Дмитрия Ивановича стремительно той же ночью переправиться через Дон.25
 
Конному войску русских потребовалось очень немного времени, чтобы преодолеть расстояние около 20 километров по степному водоразделу между верховьями притоков Упы и притоков Непрядвы от места переправы через Дон до центральной части Куликова поля. Пешие воины подошли, конечно, позднее. Но задолго до полудня 8 сентября сосредоточение русских войск должно было завершиться. «Князю же великому Дмитрию Ивановичю пришедшю за Дон в поле чисто, в Мамаеву землю на усть Непрядвы реки, и став ту князь велики по достянию (т.е. как следует) полки разрядив и воеводы учинив».26
 
Ордынская армия Мамая, ожидавшего прибытия союзников – литовской армии Ягайла, намеревалась, очевидно, первой выйти на открытую местность в центре Куликова поля между верховьями притоков Дона и Оки. Это был финальный участок давно освоенного степняками пути на Русь, который впоследствии получит обозначение «Муравский шлях». По нему крымские татары затем несколько столетий будут совершать свои опустошительные набеги на русские земли, иногда доходя даже до Москвы. Но 8 сентября 1380 года будущий Муравский шлях оказался перекрыт сводной армией великого князя Дмитрия Ивановича, загородившей ордынцам путь к Москве. Мамаю пришлось, поэтому вступать в сражение с русскими, не дождавшись подхода войска Ягайла.
 
Из сказанного следует, что Куликовское сражение разыгралось отнюдь не на площадке «2-3 квадратных километров», как писал недавно в своем обзоре под влиянием упомянутых мною выше археологов историк А.Е. Петров.27 Оно произошло на пространстве, в десятки раз превосходившем подобные размеры. Развернутые в «чистом поле» на десять верст по фронту русские войска должны были иметь и глубину построения, достаточную для их маневра и для своевременного введения в бой мощного резерва, который и решил исход битвы.
 
Отправив «вверх по Дону» от места общей переправы засадный полк (в летописных текстах он чаще назван «западный», что отвечает расположению – западнее главных сил) под командованием своего двоюродного брата князя Владимира Андреевича Серпуховского, и «мужа мудра и храбра» Дмитрия Михайловича Боброка Волынского, и еще трех известных князей, и «в дубравах утаив»28 этот ударный резерв, великий князь Дмитрий Иванович обеспечил победу. Дубрава – не ельник и не кустарник, которые затрудняют передвижение войска. Под кронами дубов можно было скрытно расположить многочисленную конницу и затем в нужный момент направить ее в атаку неожиданно для противника.
 
Местонахождение исчезнувшей небольшой дубравы разные историки Куликовской битвы предполагали в разных пунктах поблизости от впадения Непрядвы в Дон.
 
Но существует доныне дубовый лес невдалеке от края Куликова поля, в направлении на северо-восток от Волова озера. Этот лес обозначен не только на современных картах Тульской области, но на старых картах генерального межевания Тульской губернии. Нынешняя площадь этой дубравы – около двадцати квадратных километров.29 Теперешнее расстояние ее южного края от верховья Непрядвы – двадцать пять километров. Но прежде расстояние могло быть существенно меньше, так как южные участки леса, вероятно, подвергались вырубке в ходе постройки расположенного теперь вплотную к этому лесу с юга города Богородицка.
 
Конный полк князя Владимира Андреевича Серпуховского, направленный от места общей переправы, «вверх по Дону», мог достигнуть этого дубового леса, находящегося теперь в 3-х километрах к северу и в 20 километрах к западу от места переправы, раньше, чем пешие русские полки приблизились к верховьям Непрядвы.
 
Основные силы развернутой на протяжении десяти верст русской армии должны были, очевидно, располагаться, перегораживая неприятелям путь к Москве, в междуречье притоков Дона и Оки. Как следует полагать, на северо-северо-восток от местности, непосредственно прилегавшей к Волову озеру, между верховьями рек Непрядвы и Уперты, значительно севернее верховьев реки Мечи (теперь Красивая Меча) и ее притока – речки Плотовая Меча (теперь Сухая Плота). Татары же подошли к истоку Непрядвы с юго-юго-запада, от северной излучины Мечи.30
 

Излучина реки Мечи
Сокрушительная атака засадного полка, кратко описанная в Летописной повести о Куликовской битве, привела, как известно, к тому, что «татарове с Мамаем побегоша». Князь Владимир Андреевич «и иные многие воеводы» возглавившие погоню, «гониша их и бьюще до Мечи реки и до станов их, и взяша все богатство их и стада и тамо бежащих безчисленное множество погибоша. Тогда же бе и руси избито множество».31
 
От верховья Непрядвы на юго-юго-запад до находящейся здесь излучины верхнего течения Мечи расстояние менее 20 километров. Его преодолели, продолжая сражаться на своих уже уставших конях, русские преследователи бегущих ордынцев. Но нереально было бы думать, что это преследование началось от «традиционно» локализуемого места боя – при впадении Непрядвы в Дон. Отсюда до расположенной к югу ближайшей излучины Мечи (в среднем ее течении) расстояние больше шестидесяти километров.
 
Из сказанного следует, что само местоположение захваченного русскими неприятельского лагеря не могло быть вблизи низовья Непрядвы, а только вблизи ее верховья.
 
Но бегство остатков разгромленной армии Мамая вряд ли происходило лишь в южных направлениях. Часть ордынцев могла устремиться на запад и присоединиться к отрядам Ягайла. Другая же часть бежала на восток, отстреливаясь из луков на перелесках правобережья Непрядвы. Следами преследования этих беглецов, как можно полагать, и являются найденные здесь в небольшом числе фрагменты оружия, упомянутые мною выше.
 
Современным историкам Куликовской битвы – в особенности археологам – полезно было бы шире осмысливать конкретику своих результатов и чаще обращаться к классическому наследию русской науки, соотнося с ним нынешнюю проблематику своих работ.
 
О значении победы на Куликовом поле писал уже полтораста лет назад крупнейший русский историк Сергей Михайлович Соловьев: «Летописцы говорят, что такой битвы как Куликовская, еще не бывало прежде на Руси; от подобных битв давно уже отвыкла Европа. Таково было побоище Каталонское, где полководец римский спас Западную Европу от гуннов; таково было побоище Турское, где вождь франкский спас Западную Европу от аравитян. Куликовская победа имеет в истории Восточной Европы точно такое же значение, какое победы Каталонская и Турская имеют в истории Европы Западной, и носит одинакий с ними характер, характер страшного, кровавого побоища, отчаянного столкновения Европы с Азиею, долженствовавшего решить великий в истории человечества вопрос – которой из этих частей света восторжествовать над другою. Таково всемирно-историческое значение Куликовской битвы».32
 
В наше время давно уже отошел в прошлое вопрос о торжестве Европы или Азии. Но интересы истинного суверенитета нашей страны требуют внимательного отношения к героическим страницам ее многовековой истории.
 
Сергей Николаевич Азбелев,
доктор филологических наук, профессор
 
Перейти к авторской колонке
 

Читайте другие статьи на Переформате:

pereformat.ru

Место Куликовской битвы искали шесть веков. А нашли только этим летом

21 cентября 1380 года на территории нынешней Тульской области, между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча, на Куликовом поле случилось решающее сражение между русским войском во главе с Московским князем Дмитрием Донским и войском хана Золотой Орды Мамая. За 6 веков эта победа, положившая начало избавлению Руси от татаро-монгольского ига, обросла мифами. А само Куликово поле оказалось... затерянным.

Первым место побоища пытался определить Петр Первый. Он, приезжая на Иван-озеро для проверки работ по сооружению Ивановского канала, соединяющего Дон и Волгу (через Оку), посетил Зеленую Дубраву, где приказал заклеймить оставшиеся дубы у Куликова поля. Там у села Монастырщино позже появились музей и храм. Но крестьяне, которым платили за археологические находки, нечасто радовали ими своих помещиков и историков.

Поиски места сражения не прекращались. Но, как стало известно «Комсомолке», определил и зарисовал место битвы лишь в 2014 году начальник военно-исторического отряда Верхне-Донской археологической экспедиции Олег Двуреченский. Подтвердить свою версию он не успел - уехал ополченцем в Донбасс. Выводы историка подтвердили этим летом поисковики.

Шлем князя Ярослава Всеволодовича обнаружен крестьянкой в XIX веке. Фото: wikipedia.org

- Место, где было крупное сражение, - рассказал «КП» сотрудник музея «Куликово поле» Николай Овечкин, - левее бывшего села Моховое, что на 9 километров южнее села Монастырщино (см. карту). Там мы подняли много наконечников стрел, фрагментов доспехов, восточные сабли.

На найденном месте сражения 19 сентября будет открыт новый музей. Историки обратились к местным жителям: попросили нести любые находки, семейные предания, что могут рассказать о битве.

А блогеры привели в пример рассказ местной жительницы Домны Лазаревой о ее предках, которые в конце XIX века зацепили плугом недалеко от Куликова поля 6-килограммовый серебряный шлем Дмитрия Донского. Удивительная находка, сенсация! Где же можно увидеть сокровище?

- Это семейная легенда местной жительницы, - пояснил нам заместитель директора музея-заповедника «Куликово поле» Андрей Наумов, - мы проверять ее не беремся: два года назад ее опубликовали в книге «История села Головинщино» местные краеведы. Но мы рады даже такой новости.

Историки объяснили «Комсомолке», откуда взялась легенда о шлеме Дмитрия Донского. В музейной описи говорится, что на самом деле крестьянка из Владимирской губернии Ларионова ощипывала близ реки Колокши орешник и заметила под кочкой у куста какой-то блеск. Женское любопытство подарило России самый старый русский шлем, что хранится теперь в Оружейной палате Кремля.

Удивительно, как трансформировалась легенда за сотни лет. Она перекочевала в Тульскую область из Владимирской, где во время Липецкой битвы 1216 года бросил свои шлем и кольчугу, убегая от войск Мстислава Новгородского, прапрапрадед Дмитрия Донского и отец Александра Невского князь Ярослав Всеволодович.

ЗАГАДКИ СТАРИНЫ

Откуда на шлемах русских князей надписи об Аллахе

Накануне годовщины Куликовской битвы в интернете как по заказу появились фотографии шлемов русских князей и царей с арабской вязью. «Вот свидетельство того, что русские веками плясали под дудку Орды!» - тут же посыпались злорадные комментарии блогеров. Знатоки истории, конечно, посмеются над такими умозаключениями. Но и правда интересно: откуда арабские слова на наших шлемах? (подробности)

www.kp.ru

Непрядва — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Непря́два — река в России, протекает по территории Воловского района Тульской области. Устье реки находится в 1809 км по правому берегу реки Дон. Длина реки составляет 67 км, площадь водосборного бассейна 799 км²[2].

Описание

Река берёт начало близ райцентра Волово и села Никитское с деревней-выселками Красный Холм Воловского района Тульской области, неподалеку от трассы М4 «Дон» (участок Москва — Воронеж), пересекающей её верховье с севера на юг. В прошлом, до пересыхания истоков, вытекала из озера Волово, имеющего карстовое происхождение и находящегося на Куликовом поле, рядом с одной из высших точек Средне-Русской возвышенности. Протекает по территории Воловского, Богородицкого и Кимовского районов. Впадает в Дон в Кимовском районе ниже села Монастырщина.

Волово-Знаменское — село Тульской губернии, Богородицкого уезда, при озере Волове и при оврагах системы реки Непрядвы, притока Дона, в высокой местности, до 900 футов над уровнем моря, богатой каменным углем (см. Богородицкий уезд). Число жителей около 2000 человек[3]. (ЭСБЕ)

История

По летописным источникам — памятникам Куликовского цикла (самые известные из которых — «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище») — на берегу Непрядвы, недалеко от её «устья»[4], находится место, на котором 8 сентября 1380 года произошло знаменитое «Мамаево (или Донское) побоище», впоследствии названное Карамзиным в его «Истории государства Российского» Куликовской битвой.

Новейшими исследованиями профессора С. Н. Азбелева доказано, что на древнерусском языке слово «устье» означало также исток реки. Исходя из такого прочтения источников им была выдвинута научно обоснованная версия о грандиозной многочасовой битве вблизи истока Непрядвы из Волова озера, в самом центре Куликова поля, с последующим преследованием разбитого противника до верховьев реки Мечи (ныне — Красивая Меча), что из-за незначительности расстояния в западном направлении было вполне реально. [5][6][7]

… Яркий пример такой однобокости и неадекватности — это толкование археологами, а за ними историками (а в дуэте с археологами они добровольно зачисляют себя в разряд ведомых) Куликовской битвы 1380 г., несостоятельность которой блестяще показал в 2012 г. прекрасный источниковед С. Н. Азбелев. И прежде всего он показал неправильное понимание летописного известия, что битва состоялась «в поле чисто… на усть Непрядвы реки». Но при впадении Непрядвы в Дон в то время «была лесостепь, имевшая лишь небольшие открытые участки шириной 2–3 км», ни на одном из которых «никак не могло бы уместиться значительное количество участников сражения…»
Азбелев, обращая внимание на тот факт, который ускользнул от всех исследователей, что слово «устье» обозначало исток реки, пришел к выводу, что битва состоялась «в центральной части Куликова поля — на расстоянии приблизительно 50 километров от впадения» Непрядвы в Дон, на левом ее берегу. (Вячеслав Фомин. Голый конунг: Норманизм как диагноз.)[8]

Панорама слияния Дона и Непрядвы

Система водного объекта: Дон → Азовское море.

Данные водного реестра

По данным государственного водного реестра России относится к Донскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Дон от истока до города Задонск, без рек Красивая Меча и Сосна, речной подбассейн реки — бассейны притоков Дона до впадения Хопра. Речной бассейн реки — Дон (российская часть бассейна)[2].

Код объекта в государственном водном реестре — 05010100312107000000267[2].

Притоки (км от устья)

Примечания

Литература

Гидрография:

История, археология, топонимика:

Куликово поле и Мамаево побоище на «усть Непрядвы»:

  • Флоренский К. П. Где произошло Мамаево побоище? // Природа. — 1984. — № 8 (828).
  • Кучкин В. А. О месте Куликовской битвы // Природа. — 1984. — № 8 (828). — С. 47—53.
  • Хотинский Н. А. Ковыль-трава на Куликовом поле // На суше и на море. 1987. — М.: Мысль, 1987. — 510 с. — 150 000 экз. (в пер.)
  • Хотинский Н. А. Ковыль-трава на Куликовом поле / Н. А. Хотинский. — М.: Мысль, 1988. — 192 с. — 30 000 экз. — ISBN 5-244-00219-8. (обл.)
  • Азбелев С. Н. География сражения на Куликовом поле // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2013. — № 4(54). — С. 12-20.
  • Азбелев С. Н. Река Непрядва в историографии русского летописания (пленарный доклад) // Повесть временных лет: К 900-летию создания : Всероссийская научная конференция (с международным участием). 13-14 декабря 2013 года, Санкт-Петебург (Программа) / Исторический факультет СПбГУ. — 8 с.
  • Азбелев С. Н. Место сражения на Куликовом поле по летописным данным // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2016. — № 3(65). — С. 17-29 (со схемой-реконструкцией; дизайн А. А. Астайкина).
  • Азбелев С. Н. Великая победа на Куликовом поле // Русское поле: Научно-публицистический альманах. — 2016. — № 9-10. — С. 51-84.
  • Архипов А. Б. К топографии Мамаева побоища // Реквием филологический. Памяти Е. С. Отина. Сборник научных трудов / Ред. колл.: В. М. Калинкин (отв. ред.), Л. П. Борисова, К. В. Першина, Н. А. Ярошенко, К. С. Федотова; Рец.: д-р филол. наук, проф. В. М. Шаклеин, д-р филол. наук, проф. Е. А. Андрущенко. — К.: Издательский дом Дмитрия Бураго, 2015. — С. 218-225. — 640 с. — ISBN 978-617-7349-13-5.

Ссылки

wikipedia.green

Непрядва (река) Википедия

Непрядва
Характеристика
Длина 67 км
Бассейн 799 км²
Водоток
Исток   (Т) (B)  
 • Местоположение у села Никитское
 • Координаты 53°32′14″ с. ш. 38°05′36″ в. д.HGЯOL
Устье    (Т) (B) Дон
 • Местоположение 1809 км по правому берегу, у села Монастырщина
 • Координаты 53°40′15″ с. ш. 38°39′05″ в. д.HGЯOL
Расположение
Водная система Дон → Азовское море

Страна
  •  Россия
Регион Тульская область
Район Воловский район
в ГВР 05010100312107000000267[1]

исток

устье

ru-wiki.ru

Непрядва (река) - это... Что такое Непрядва (река)?


Непрядва (река)

Непрядва (река)

Непрядва
Протекает по территории Тульской области
Исток у села Никитское
Устье у села Монастырщина
Длина 48 км

Непря́два — река в Тульской области России, правый приток Дона. Длина 48 км.

Река берёт начало близ райцентра Волово и села Никитское с деревней-выселками Красный Холм Воловского района Тульской области, неподалеку от трассы М4 «Дон» Москва — Воронеж, пересекающей её верховье с севера на юг. В прошлом, до пересыхания истоков, вытекала из Волова озера, имеющего карстовое происхождение и находящегося рядом с одной из высших точек Средне-Русской возвышенности. Протекает по территории Воловского, Богородицкого и Кимовского районов. Впадает в Дон в Кимовском районе ниже села Монастырщина.

Недалеко от устья реки находится Куликово поле, на котором 8 сентября 1380 года произошла Куликовская битва.

Притоки

  • Богоявленка с притоками Малёвка, Папоротка, Болото (л)
  • Сури (л)
  • Ситка (п)
  • Филипповка (п)

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Воловский район Тульской области
  • ГТ-ТМ

Смотреть что такое "Непрядва (река)" в других словарях:

  • Непрядва (значения) — Непрядва  река в Тульской области России, правый приток Дона. Непрядва (Тульская область)  село в Воловском районе Тульской области. Непрядва (станция)  железнодорожная станция Московской железной дороги …   Википедия

  • Непрядва — река Тульской губернии, правый приток Дона. Берет начало в Богородицком уезде, близ села Волосова, из озера того же имени. Длина течения 50 верст, ширина 10 саженей, глубина незначительна. Береговые обнажения состоят из известняков… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Непрядва — У этого термина существуют и другие значения, см. Непрядва (значения). Непрядва Характеристика Длина 48 км Водоток Исток у села Никитское Устье у села Монастырщина Располож …   Википедия

  • Река Дон — Дон Дон в Воронежской области Протекает по территории России Исток ручей Урванка около Новомосковска Устье …   Википедия

  • Дон река в Европейской России — река, впадающая в Азовское море, в древности называвшаяся Танаис (Tanais). Берет начало из Иван озера, на границе Епифанского и Веневского уездов Тульской губернии; протекает через Тульскую, Рязанскую и Тамбовскую губернии; входит в пределы… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Воронеж (река) — У этого термина существуют и другие значения, см. Воронеж (значения). Воронеж Рек …   Википедия

  • Красивая Меча (река) — У этого термина существуют и другие значения, см. Красивая Меча. Красивая Меча Красный Меч …   Википедия

  • Потудань (река) — Потудань Река Потудань Характеристика Длина 100 км Площадь бассейна 21 800 км² …   Википедия

  • Битюг (река) — Битюг Битюг летом Характеристика Длина 379 км Площадь бассейна 8840 км² …   Википедия

  • Сал (река) — У этого термина существуют и другие значения, см. Сал. Сал Характеристика Длина 798 км Площадь бассейна 21 300 км² Бассейн Азовское море Бассейн рек Дон …   Википедия

dic.academic.ru

Непрядва Википедия

Непрядва
Характеристика
Длина 67 км
Бассейн 799 км²
Водоток
Исток   (Т) (B)  
 • Местоположение у села Никитское
 • Координаты 53°32′14″ с. ш. 38°05′36″ в. д.HGЯOL
Устье    (Т) (B) Дон
 • Местоположение 1809 км по правому берегу, у села Монастырщина
 • Координаты 53°40′15″ с. ш. 38°39′05″ в. д.HGЯOL
Расположение
Водная система Дон → Азовское море

Страна
  •  Россия
Регион Тульская область
Район Воловский район
в ГВР 05010100312107000000267[1]

исток

устье

ru-wiki.ru

Ситка (приток Непрядвы) — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Ситка (значения).
Ситка
Характеристика
Длина 19 км
Бассейн 122 км²
Водоток
Исток   (Т)  
 • Координаты 53°28′01″ с. ш. 38°16′51″ в. д.HGЯOL
Устье    (Т) Непрядва
 • Местоположение 28 км по правому берегу
 • Координаты 53°33′51″ с. ш. 38°28′35″ в. д.HGЯOL
Расположение
Водная система Азовское море

Страна
  •  Россия
Регион Тульская область
Код в ГВР 05010100312107000000311[1]
— исток, — устье

Ситка — река в России, протекает в Тульской области. Правый приток Непрядвы.

Река Ситка берёт начало у деревни Дуплище. Течёт на северо-восток. Устье реки находится у посёлка Михайловский в 28 км по правому берегу реки Непрядва. Длина реки составляет 19 км, площадь водосборного бассейна 122 км².

По данным государственного водного реестра России относится к Донскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Дон от истока до города Задонск, без рек Красивая Меча и Сосна, речной подбассейн реки — бассейны притоков Дона до впадения Хопра. Речной бассейн реки — Дон (российская часть бассейна)[2].

По данным геоинформационной системы водохозяйственного районирования территории РФ, подготовленной Федеральным агентством водных ресурсов[2]:

  • Код водного объекта в государственном водном реестре — 05010100312107000000311
  • Код по гидрологической изученности (ГИ) — 107000031
  • Код бассейна — 05.01.01.003
  • Номер тома по ГИ — 07
  • Выпуск по ГИ — 0
  1. ↑ Ресурсы поверхностных вод СССР: Гидрологическая изученность. Т. 7. Донской район / под ред. Д. Д. Мордухай-Болтовского. — Л.: Гидрометеоиздат, 1964. — 267 с.
  2. 1 2 Государственный водный реестр. Ситка (рус.). textual.ru. Минприроды России (29 марта 2009). Дата обращения 20 декабря 2018. Архивировано 29 марта 2009 года.
Реки бассейна — Дон от истока до города Задонска, без рек Красивой Мечи и Сосны
  • Бобрик
  • Богоявленка
  • Большая Сукромка
  • Бурлак
  • Вязовка
  • Городянка
  • Дегтярка
  • Донец
  • Дриска
  • Казановка
  • Кочуровка
  • Круглянка
  • Куйманка
  • Лебедянка
  • Лубна
  • Лютая
  • Люторичь
  • Малая Сукромка
  • Малёвка
  • Мокрая Табола
  • Муравлянка
  • Непрядва
  • Павелка
  • Паника
  • Папоротка
  • Перехвалка
  • Плющанка
  • Поройка
  • Ракитянка
  • Рыхотка
  • Семибратский
  • Ситка
  • Сквирня
  • Сури
  • Сухая Табола
  • Хмелинка
  • Чернавка
  • Язовня

ru.wikipedia.org

3. Когда на картах Тульской области появилась река Непрядва, приток Дона?

3. Когда на картах Тульской области появилась река Непрядва, приток Дона?

Напомним, что согласно нашим исследованиям (см. книгу «Новая хронология Руси»), знаменитая Куликовская битва произошла отнюдь не в Тульской области на слиянии Дона и речки Непрядвы, как думают историки, а на месте нынешней Москвы. Место битвы было на московских Кулишках, на слиянии Москвы-реки, названной в сказаниях о Куликовом побоище «Доном», то есть просто «рекой», и реки Яузы, которая в летописях именуется «Непрядвой». Последнее название по смыслу очень близко к слову ЯУЗА. В самом деле, НЕПРЯДВА означает «непрядающая, спокойная», а ЯУЗА — «схваченная узами, то есть не имеющая возможности прядать, вырываться». По сути — то же самое. Либо же «Непрядва» — от «Напрудная».

Однако нам могут возразить. Ведь сегодня на карте Тульской области, не очень далеко от того места, куда историки помещают Куликовскую битву, действительно обозначена речка Непрядва. Причем ее название присутствует на карте именно в том виде, как она упомянута в русских летописях — «Непрядва».

Рис. 6.85. Другая сторона того же «античного» барельефа в Пальмире. Изготовлен из бетона, поскольку на нем мы видим ряд одинаковых узоров.

Ранее мы уже высказали предположение, что речка Непрядва появилась на карте Тульской области лишь «стараниями» помещика Нечаева, на чьих землях она протекала. Причем лишь в первой половине XVIII века, когда Нечаев предпринял свои «исторические изыскания» с целью определить место Куликовской битвы. После некоторого раздумья и поисков он «счастливо обнаружил» пропавшее из поля зрения историков Куликово поле не где-нибудь, а в своем собственном имении под Тулой. Историки не стали придираться к таким «мелочам», как полное отсутствие доказательств, и быстро согласились с выводом Нечаева. С тех пор принято считать, что Куликово поле находилось именно там, где его указал Нечаев — под Тулой. Как мы показали в нашей книге «Новая хронология Руси», это мнение в корне неверно. Нечаев принял желаемое за действительное. Куликово поле располагалось очень далеко от Тулы, а именно, на московских Кулишках.

Для того, чтобы проверить наше предположение о том, что Нечаев сам назвал одну из небольших речушек в своем имении летописным именем «Непрядва» — с целью «научно доказать», что Куликовская битва происходила именно там, где ему очень-очень хотелось, — обратимся к географическим описаниям России второй половины XVIII века. В то время Нечаев еще не успел совершить своего «великого открытия». Поэтому интересно выяснить — знали ли географы XVIII века хоть что-нибудь о реке Непрядве, притоке Дона, в Тульской области? Реке, кстати, весьма знаменитой в русских летописях и потому, вряд ли ускользнувшей от внимания ученых.

Воспользуемся объемистым трудом Харитона Чеботарева, напечатанным в Типографии Московского Университета в 1776 году под длинным названием: «Географическое и методическое описание Российской Империи, с надлежащим введением к основательному познанию Земнаго шара и Европы вообще, для наставления обучающихся при императорском Московском университете юношества, из лучших новейших и достоверных писателей собранное трудами университетскаго питомца Харитона Чеботарева», см. рис. 6.86. Книга эта, очевидно, была не просто научным трудом, а официально одобренным источником сведений по географии России того времени. Недаром она снабжена сразу двумя длинными посвящениями двум высокопоставленным чиновникам — кураторам Московского университета: «его превосходительству господину Тайному советнику, сенатору, императорскаго московскаго Университета куратору и орденов святаго Александра Невскаго и святыя Анны кавалеру, Василью Евдокимовичу Адодурову» и «его превосходительству господину Тайному советнику, императорскаго московскаго Университета куратору, вольнаго Российскаго собрания, при том же Университете учрежденнаго, почтеннейшему председателю, и Лейпцигскаго Общества свободных наук члену, Ивану Ивановичу Мелиссино». Книга Чеботарева содержит в себе 540 страниц и включает подробный географический указатель. Она охватывает все губернии Российской империи и перечисляет принадлежащие к ним все сколь-нибудь значительные города, монастыри, остроги, крепости, реки, озера и т. п.

Итак, что же знает Харитон Чеботарев о реке Непрядве? Оказывается — НИЧЕГО. В указателе географических имен к его книге такое название вообще отсутствует, рис. 6.87. Вот полный перечень сведений, которые сообщает Чеботарев о реке Дон и ее притоках:

«Дон, Tanais, le Don, а от Татар Туною или Дуною называемый, выходит неподалеку от Тулы из Иван-озера, и протекши всю Воронежскую губернию, впадает при Азове в тамошний залив, Азовским морем называемый» [952:1], с. 118.

И далее: «Из многих рек, текущих по сей (Воронежской — Авт.) губернии, пред прочими достопамятны следующия:

1) ДОН…

2) ЦНА… небольшая река, которая по соединении с МОКШЕЮ… впадает в ОКУ.

3) ВОРОНЕЖ хотя не великая, но по соединении с УСМАНОМ, толь глубокая река, что вешною водою в Дон прохаживали по ней военные корабли с 70 пушек и более…

4) ХОПЕР… не малая река… по соединении с Бузулуком, впадающая в ту же реку Дон…

5) МЕЧА… и СОСНА…, равным образом посредственныя реки, впадающие в тот же Дон…

6) ДОНЕЦ… или северной Донец, также не малая река… Сия река в своем течении принимает в себя много других не малых рек, как то с правой стороны текут в нея ТОРЬ, БАХМУТ, ЛУГАНЬ и КУНДРУША; а с левой БЕЛАЯ, ОСКОЛ и АЙДАР» [952:1], с. 364–365.

Рис. 6.86. Титульный лист «Географического описания Российской Империи» Харитона Чеботарева, напечатанного в Москве в Университетской типографии в 1776 году.

Получается, что река Непрядва, приток Дона, по мнению русского географа XVIII века Харитона Чеботарева либо вообще не существовала (в его время), либо была «недостаточно достопамятна» и упоминания не заслуживала. Но как же тогда быть с летописными известиями о том, что именно на реке Непрядве произошла величайшая в русской истории Куликовская битва? Вряд ли Чеботарев совершенно ничего не знал об этом. Ведь к его времени русские летописи были уже «счастливо обнаружены» и введены в научный оборот. Поэтому, скорее всего, о летописной Непрядве, на которой произошла Куликовская битва, Чеботарев знал. Но тогда получается, что он ничего не знал о современной ему реке Непрядве, притоке Дона. Иначе как он мог не включить ее в число достопамятных рек? Неужели Куликовская битва — недостаточная причина, чтобы сделать реку Непрядву достопамятной?

Рис. 6.87. Страница из указателя географических имен к «Географическому описанию Российской Империи» 1776 года. Река Непрядва в указателе отсутствует.

Итак, повторим наше предположение. Скорее всего, река Непрядва, приток Дона появилась в Тульской области лишь после того, как в начале XIX века помещик Нечаев, владевший этими местами, решил «доказать», что Куликовская битва произошла именно здесь. С этой целью, он, по-видимому, и переименовал небольшую речушку в своих владениях, дав ей летописное имя «Непрядва», которое было им вычитано из летописных сказаний о Куликовом побоище. Неудивительно, что географы, писавшие свои труды до Нечаева, об этой «тульской Непрядве» еще ничего не знали.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Непрядва (река) Википедия

Непря́два — река в России, протекает по территории Воловского района Тульской области. Устье реки находится в 1809 км по правому берегу реки Дон. Длина реки составляет 67 км, площадь водосборного бассейна — 799 км²[2].

Описание

Река берёт начало близ райцентра Волово и села Никитское с деревней-выселками Красный Холм Воловского района Тульской области, неподалеку от трассы М4 «Дон» (участок Москва — Воронеж), пересекающей её верховье с севера на юг. В прошлом, до пересыхания истоков, вытекала из озера Волово, имеющего карстовое происхождение и находящегося на Куликовом поле, рядом с одной из высших точек Средне-Русской возвышенности. Протекает по территории Воловского, Богородицкого и Кимовского районов. Впадает в Дон в Кимовском районе ниже села Монастырщина.

Волово-Знаменское — село Тульской губернии, Богородицкого уезда, при озере Волове и при оврагах системы реки Непрядвы, притока Дона, в высокой местности, до 900 футов над уровнем моря, богатой каменным углем (см. Богородицкий уезд). Число жителей около 2000 человек[3]. (ЭСБЕ)

История

По летописным источникам — памятникам Куликовского цикла (самые известные из которых — «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище») — на берегу Непрядвы, недалеко от её «устья»[4], находится место, на котором 8 сентября 1380 года произошло знаменитое «Мамаево (или Донское) побоище», впоследствии названное Карамзиным в его «Истории государства Российского» Куликовской битвой.

Новейшими исследованиями профессора С. Н. Азбелева доказано, что на древнерусском языке слово «устье» означало также исток реки. Исходя из такого прочтения источников им была выдвинута научно обоснованная версия о грандиозной многочасовой битве вблизи истока Непрядвы из Волова озера, в самом центре Куликова поля, с последующим преследованием разбитого противника до верховьев реки Мечи (ныне — Красивая Меча), что из-за незначительности расстояния в западном направлении было вполне реально. [5][6][7]

… Яркий пример такой однобокости и неадекватности — это толкование археологами, а за ними историками (а в дуэте с археологами они добровольно зачисляют себя в разряд ведомых) Куликовской битвы 1380 г., несостоятельность которой блестяще показал в 2012 году прекрасный источниковед С. Н. Азбелев. И прежде всего он показал неправильное понимание летописного известия, что битва состоялась «в поле чисто… на усть Непрядвы реки». Но при впадении Непрядвы в Дон в то время «была лесостепь, имевшая лишь небольшие открытые участки шириной 2-3 км», ни на одном из которых «никак не могло бы уместиться значительное количество участников сражения…»
Азбелев, обращая внимание на тот факт, который ускользнул от всех исследователей, что слово «устье» обозначало исток реки, пришел к выводу, что битва состоялась «в центральной части Куликова поля — на расстоянии приблизительно 50 километров от впадения» Непрядвы в Дон, на левом её берегу. (Вячеслав Фомин. Голый конунг: Норманизм как диагноз.)[8]

Панорама слияния Дона и Непрядвы

Данные водного реестра

По данным государственного водного реестра России относится к Донскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Дон от истока до города Задонск, без рек Красивая Меча и Сосна, речной подбассейн реки — бассейны притоков Дона до впадения Хопра. Речной бассейн реки — Дон (российская часть бассейна)[2].

Код объекта в государственном водном реестре — 05010100312107000000267[2].

Притоки

(указано расстояние от устья)

Примечания

Литература

Гидрография:

История, археология, топонимика:

Куликово поле и Мамаево побоище на «усть Непрядвы»:

  • Флоренский К. П. Где произошло Мамаево побоище? // Природа. — 1984. — № 8 (828).
  • Кучкин В. А. О месте Куликовской битвы // Природа. — 1984. — № 8 (828). — С. 47—53.
  • Хотинский Н. А. Ковыль-трава на Куликовом поле // На суше и на море. 1987. — М.: Мысль, 1987. — 510 с. — 150 000 экз. (в пер.)
  • Хотинский Н. А. Ковыль-трава на Куликовом поле / Н. А. Хотинский. — М.: Мысль, 1988. — 192 с. — 30 000 экз. — ISBN 5-244-00219-8. (обл.)
  • Азбелев С. Н. География сражения на Куликовом поле // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2013. — № 4(54). — С. 12—20.
  • Азбелев С. Н. Река Непрядва в историографии русского летописания (пленарный доклад) // Повесть временных лет: К 900-летию создания : Всероссийская научная конференция (с международным участием). 13-14 декабря 2013 года, Санкт-Петебург (Программа) / Исторический факультет СПбГУ. — 8 с. (рус.). spbu.ru. Дата обращения 6 декабря 2019.
  • Азбелев С. Н. Место сражения на Куликовом поле по летописным данным // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2016. — № 3(65). — С. 17—29 (со схемой-реконструкцией; дизайн А. А. Астайкина).
  • Азбелев С. Н. Великая победа на Куликовом поле // Русское поле: Научно-публицистический альманах. — 2016. — № 9—10. — С. 51—84.
  • Архипов А. Б. К топографии Мамаева побоища // Реквием филологический. Памяти Е. С. Отина. Сборник научных трудов / Ред. колл.: В. М. Калинкин (отв. ред.), Л. П. Борисова, К. В. Першина, Н. А. Ярошенко, К. С. Федотова; Рец.: д-р филол. наук, проф. В. М. Шаклеин, д-р филол. наук, проф. Е. А. Андрущенко. — К.: Издательский дом Дмитрия Бураго, 2015. — С. 218—225. — 640 с. — ISBN 978-617-7349-13-5.

Ссылки

wikiredia.ru

Раздел 4. Свет забытой Непрядвы. Глава 5. Куликово Поле.: nikolaiskuratov — LiveJournal

  Люди забыли славную историю этого места, а природа по-прежнему дышит древностью, и сохранила все летописные ориентиры, которые потрясающим образом совпадают со сведениями из исторических источников. Судите сами…

  Историческое Куликово Поле находится на южной околице села Перехваль, километрах в трёх от речки Перехвалки (Нижней Непрядвы), на возвышенности с отметкой 199,3 и с координатами центра: 53 градуса 07 минут 25 секунд северной широты и 39 градусов 06 минут 00 секунд восточной долготы (рис. 6). Выпуклая площадка представляет собой паханое поле, на котором собирают богатые урожаи зерновых. Рассказы и расспросы о Куликовской битве вызывали недоумение старожилов до момента выхода книги «Каменный Конь на Поле Куликовом» (53). 

Рис. 6. Куликово Поле.

  Взгляните на карту (рис. 6). Куликово Поле зажато пальцами гигантской орлиной лапы, которую нарисовала причудливая сеть оврагов и речек, относящаяся к водной системе Смолки (Глинки). Кроме того, лапа, как куполом прикрыта дугой, образованной Большим логом, самой Непрядвой (Перехвалкой) и Доном. Площадка с северной и с восточной сторон ограничена речкой Смолкой, с западной – лесом, росшим у истоков ручьёв на болоте, с южной – каньоном оврага, берега которого тоже покрывал лес. Великое чудо природы, будто специально сотворённое! Знаменательно, что такая же лапа орла служит всем известной символикой и в когтях хранит «Державу». Два противостоящих пальца этой лапы – два оврага: Градской и Градский – показаны на карте Данковского уезда 1790 года и держат настоящее Куликово Поле, указывая нам линию русского фронта, отлично дополняя Ростовскую летопись (рис. 20).

Рис. 20. Градский и Градской овраги, речка Глинка, Перехваль на карте Данковского уезда 1790 года.

Фраза, записанная ростовским летописцем в 1380 году, скопированная Александром Яковлевичем Артыновым в 19 веке, через 635 лет легла на своё историческое место и вернула древнейшие названия оврагам, ручьям и рекам в современном селе Перехваль. Это единственный документ, который подробно описывает топографию поля битвы и идеально соответствует сети оврагов и речек, протекающих вокруг перехвальского поля, что даёт полное основание считать эту площадку истинной и писать прямо – без условностей и гипотез. Полагаю, краевед Артынов Перехваль не посещал, иначе показал бы нам это место. Вот документ, который позволил мне испытать прилив неописуемой радости, первым из людей отыскать настоящее Поле Куликово: 

«Ростовцы стояли крылом своим у большого оврага, идущего к реке Непрядве и селу Рождественскому, потом перешли ручей Верходубье и Липовой, впадающий в Смолку, где и бились с татарами, имея позади себя реку Непрядву и лес. В самой сече бились с татарами у Рыбного оврага, дошли до устья Утиного, впадающего в реку Смолку, дошли, наконец, и до Красного Холма» (54).

Не пытайтесь искать эти наименования – на современной карте Перехвали их нет, всё стёрто и забыто, кроме Дона, Мечи и Большого лога, но легко восстанавливается. Сохранился древний «словесный портрет» из Ростовской летописи, идеально совпадающий с фактурой потерянного места. В данном случае эпопея поисков исторической площадки поля битвы аналогична детективному розыску персонажа, сменившего место жительства, имя, фамилию, документы. Субъект укоренился и хорошо живёт по новому адресу. Надо ли ворошить прошлое? Надо. Славные дела не имеют срока давности. Святые кости предков вопиют, и сами вылезают из могилы на безымянном поле в селе Перехваль.

  Оставив мистику, пройдём по полю битвы на юго-восток следом за Ростовской дружиной, рассмотрим топографию Куликова Поля максимально подробно и вернём исторические имена оврагам и речкам, которые имеются на современной карте и называются совсем по-другому. Стартуем от Большого лога:

  «Потом перешли ручей Верходубье и Липовой, впадающий в реку Смолку, где бились с татарами, имея позади себя реку Непрядву и лес». 

  Ручей Верходубье (овраг Градской) берёт начало на западе (ф. 54), недалеко от Перехвальского леса и Большого оврага, проходит на восток с километр и впадает в Липовой с левого берега. Верходубье составлено из веток, поэтому похоже на крону дерева. Обращаю внимание! Три оврага из серии «Дубик» – тульские аналоги Верходубья, впадают сразу в верхнюю Непрядву, поэтому Ростовскую летопись историческая наука вынуждена игнорировать.

  Самый большой и единственный овраг, который впадает в Непрядву с этой площадки, толи безымянный в летописи, толи нет, находится с северо-западной стороны от поля битвы, пролегает на север по окраине современного Перехвальского леса. Размеры широкого и глубокого оврага, поросшего редколесьем, впечатляют, поэтому он отметился в древности, и на современной карте получил имя собственное вполне оправданно – балка Большой Лог. Ну, хоть один из малых ориентиров носит сейчас законное первородное имя! Овраг является указателем места, где стояло село Рождественское: на правом берегу Нижней Непрядвы, у брода через неё. В наше время подходящая площадка представляет собой распаханное поле, а берега речки покрыты редколесьем. 

  Дома села Перехваль редко разбросаны километров на пять к западу от устья Перехвалки. Не стану утверждать, что это и есть то самое легендарное Рождественское, но его наследница – определённо. Стоит оно на берегах ветвистого оврага, образующего водную систему речки Глинки (Смолки), а её церковь в явном виде унаследовала престол Рождества Христова от храма летописного села.

  Легко предположить, что задача у Ростовской дружины была двоякая, в зависимости от развития событий. Что стояла она в резерве у Большого оврага, это понятно. От села Рождественского её отделял короткий восточный отрог этого оврага. На древнем броде старой Непрядвы (Перехвалки) сохранился каменный мост. Через него проходила Столповая дорога, на месте которой ныне показан просёлок в сторону Павловки, теперь тоже заброшенный, перерезанный усадьбой сельхозпредприятия. Ростовцы сторожили этот брод. Через него Сабан Кашани или князь Ягайло могли зайти в русский тыл с севера. Засадный полк, стоявший на расстоянии трёх километров к востоку, в случае критической необходимости, мог действовать и в эту сторону. Ростовская дружина и Засадный полк, в первую очередь, охраняли тыл русских позиций, но такая их функция не проявилась, не потребовалась.

Фото 47. Овраг Липовой в наши дни.

  Липовой, похожий на стройную липку, течет с юга метров шестьсот (ф. 47) до слияния с Верходубьем, после чего совместное русло пролегает к востоку. Исток Смолки найти не удалось – в этом месте находится центр села. Она образуется от слияния Верходубья и Липового, двух ручьёв – такое в практике бывает. Непрядва (Перехвалка), как и положено, находится на севере, а сплошного леса перед ней уже нет (ф. 52). Тульский аналог Липового ручья мной не найден.

Фото 52. Долина Перехвалки (Нижней Непрядвы).

  «В самой сече бились с татарами у Рыбного оврага», который имеет длину более двух километров, а на карте похож на рыбу с раздвоенным хвостом и подбрюшным плавником. Одно точно – в сухом овраге рыба не водилась. Он начинается с юга, на самом поле битвы, делит её северную зону на две части и половину пути идёт на север, а потом поворачивает на северо-восток и впадает в Смолку в километре от устья Липового ручья. В наше время в его русле устроен каскад из трёх прудов, отмеченных на карте. Обратите внимание, Липовой и Верходубье питались в заболоченном лесу, поэтому были ручьями, а Рыбный – на открытом поле, на поле битвы – это овраг без водного потока. Тульский аналог – Рыбий верх, впадает в Непрядву, поэтому… без комментария.

Фото 46. Градский овраг (Утиный тож).

  «Дошли до устья Утиного, впадающего в реку Смолку». Утиный (Градский) овраг представляет собой пологую лощину, протянувшуюся перед русским фронтом, потом резко обрывается в каньон с отвесными стенами и имеет высокие крутые берега с несколькими отрогами (ф. 46). Он к нашему времени мало изменил свой характер и заметно подрос, и отодвинул древнюю дорогу к западу. Её прогиб хорошо виден на карте. В древности каньонная часть оврага тянулась километра на два. Это заметно по профилю русла, самому широкому с древности. В наше время длина Утиного оврага составляет около четырёх километров, включая пологую часть. Течёт он на северо-восток, и впадает в Смолку с правого берега в полутора километрах от её донского устья. Утиный овраг и нижняя часть Смолки пролегают по прямой линии, прикрывая с юга и с юго-востока позиции, как основных сил, так и Засадного полка (ф. 46, 63). Все эти речки и ручьи пересохли, а Нижняя Непрядва еле струится. Тульский аналог Утиного отсутствует.

Фото 63. Устье Утиного (Градского) оврага. Зелёная Дубрава.

  Манёвр ростовцев в ходе битвы понятен. Они двинулись от Большого оврага и «в самой сече» у Рыбного противостояли татарской коннице, которая просочилась сквозь Утиный, обошла русские полки с тыла и смяла левый фланг. Овраг сыграл роль рубежа обороны, на котором удалось остановить противника и спасло армию от полного окружения и разгрома. «Дошли до устья Утиного», когда вместе с Засадным полком рубили эту конницу, которая оказалась в ловушке. Ростовская дружина действовала сзади позиций Большого полка, когда основные резервы исчерпались.

  Подчеркну ещё раз. Ростовская летопись даёт полную картину Поля Куликова, точно совпадающую с его топографией, которая идеально ложится на площадку в селе Перехваль и восстанавливает исторические названия оврагов, ручьёв и речек. Случайными такие совпадения не бывают! Знание рельефа местности, позволяет понять ход самого сражения и логику действий командиров полков, как русских, так и татарских. Понять с абсолютной точностью!

  Тем не менее, Ростовская летопись в изложении краеведа Артынова, как и булгарские летописи, попала в неформат. Её тоже объявили фальшивкой! Зря не сказали, что он сам вырыл все овраги! Чтобы сочинить фальшивку, сначала нужно подобрать для неё площадку. Только вот, перехвальскую площадку, изрезанную оврагами, до сего момента никто не смог найти, а Артынов всего лишь аккуратно процитировал летопись, которая до нашего времени не сохранилась. Её никто не прикладывал к истинному Куликову Полю с момента написания! Складывается впечатление, что кто-то специально уничтожил все оригиналы древних документов. А по отношению к верхней Непрядве абсолютно все исторические первоисточники – фальшивки, новоделы и неформат!

Фото 54. Вид на Верходубье (Градской овраг).

  В наше время кажется странным, что уцелели два леса, которые непосредственно связаны с Куликовым Полем: Зелёная Дубрава и Перехвальский лес. Эти остатки древнейшего Романцовского леса, известного из межевых документов начала 17-го века, пощадила живучая народная память. В 2000-м году граница Перехвальского леса показана на карте значительно восточней, а в 1790-м – существовала роща в зоне Градского (Утиного) оврага, от среднего течения до верховья. В реальности, сплошной массив растёт теперь только по Большому логу, и к западу от него. С лесом соприкасался правый русский фланг, а севернее, на его же опушке, стояла Ростовская дружина (ф. 54). На прежнем месте остался гигантский дуб, который одиноко стоит среди поля. Каков его возраст? Может ли он быть свидетелем Куликовской битвы? Местность в зоне Верходубья ровная, в древности сильно заболоченная. Не зря булгарские летописцы утверждали, что Дмитрий Донской скрывался на севере за болотом. Из этого болота берут начало ручьи и овраги Верходубье, Липовой, Утиный, Большой. Покажется мелочью, однако этот дуб растёт рядом с Верходубьем, а липа, в которую вросли наконечники сулиц – рядом с Липовым, оправдывая характеристики древних названий (подробнее смотрите в главе «Оружие…). За лесом к западу находилась точка пересечения двух крупных дорог. Для защиты флангов от конницы противника, в лесах устроили завалы из деревьев – засеки.

  А что же с тыла? С тыла, на расстоянии четырёх километров от Утиного оврага, параллельно ему, протекает речка Непрядва (Перехвалка), берега которой высоки, а местами отвесны. Речку трудно преодолеть даже пешком. Но Большой овраг, Непрядва и Дон – это второй гигантский природный ров, прикрывавший позиции с тыла, а первый – это овраги и речки, перечисленные в Ростовской летописи, составляющие водную систему Смолки, словно копирующие второй рубеж с отступом менее километра. Вся зона Куликова Поля, будто специально разлинована на сектора военным фортификатором, устроившим два рубежа прикрытия тыла, между которыми на лесистой полосе стояли резервно-засадные полки, и проходила дорога на случай их маневрирования. 

  При выборе площадки стояла задача: оградить позиции с флангов и с тыла от атак конницы. Татары осыпали противника градом стрел, устраивая многоколёсную конную карусель вокруг него, что было обычным приёмом во всех сражениях на открытой местности. Всадники каждого колеса быстро скакали по кругу. Те, что сближались с противником, вели стрельбу, а другие возвращались назад и готовились к новому раунду. Численное превосходство в те века всегда было на их стороне. 

  Площадка хорошо защищена с трёх сторон. Войска стояли в настоящей крепости, созданной природой. Противник имел возможность атаковать русские позиции только по фронту, атаковать в лоб на великие луки и тяжёлые арбалеты пехотинцев, пробивавшие доспехи с расстояния до нескольких сотен метров. При таком раскладе роль знаменитой татарской конницы становилась бесполезной и даже отрицательной. 

  Осталось посмотреть от русского фронта вперёд на юго-запад. В летописи речь идёт о «поле вёрст на десять» в направлении на Мечу, значит, в древности здесь была большая поляна. В межевых документах начала 17 века в этом месте отмечена Гусева Поляна у речки Ракитянки в Романцовском лесу. На ней сосредоточилась армия Мамая. 

Фото 60. Лощина Утиного (Градского) оврага.

 Перед русским фронтом местность слабо понижается к лощине, а потом плавно идёт на подъём к отметке высоты 209,9 метра, выступающей на расстоянии около 4 км от вершины возвышенности 199,3, на которой произошло главное сражение. Фронт выглядит открытым, защищённым лишь топкой низиной Утиного оврага (ф. 60), которая продолжается каньоном с крутыми и отвесными берегами. На карте Данковского уезда 1790 года показаны сразу два «градских» оврага: первый – бывший Утиный, а второй – на месте ручья Верходубье (рис. 20). Оба оврага ограждали русские фланги, их роль хранилась в народной памяти и была проявлена при первой возможности. Они, будто кронциркулем, с абсолютной точностью указывают нам максимальную ширину створа и направление линии русского фронта. По понятной причине Смолку и Славную реку показать не получилось, а «градские» овраги были как бы ни при чём. На картах, изданных в 1983 и в 2012 годах, огромная масса названий получила другие наименования, произвольно записанные, не всегда правильные, или поменялась местами. Практика путать названия продолжается, и разобраться в этом бывает не просто. Современные картографы поменяли местами Глинку и Градский (Утиный) овраг! Трудно понять, с какой целью? Правильное место Градского оврага вам покажет любой житель Перехвали. Надо иметь в виду, что овраги немного «подросли» за прошедшие столетия. Показательно, Столповая дорога выгнулась дугой к западу. Если на карте её условно выпрямить, то получим верхушку Утиного в тысячелетней древности. Во второй половине 20-го века перед его размывом соорудили защитную дамбу, которая преградила прямой путь водному потоку, а на берегах появились лесопосадки. 

  Все овраги и реки региона промыты во время последнего всемирного оледенения. Только бурные потоки тающего ледника смогли пробить русла в каменных холмах, прикрытых слоем глины. В последние тысячелетия весь регион покрывали леса, поэтому овраги прирастали мало, только от полых вод.

Фото 61. Историческое Куликово Поле. Вид от центра на юго-запад. Столповая дорога.

  Площадка, выбранная русскими полководцами, крайне неудобна для татар (ф. 61). Но им ничего не оставалось, как сражаться на этой диспозиции. Если бы Мамай не атаковал русский фронт 8 числа, то через сутки или двое битва состоялась на Красном Холме, а её участниками стали все семь армий. В случае атаки Бахта-Мохаммеда на Красный Холм с юга, русская пехота, стоявшая в полном боевом строе, могла часа за два пройти «открытое и обширное поле вёрст на десять», перейти Мечу через мелкий Дрысинский брод и атаковать с севера. Такие варианты не устраивали Мамая, потому что он попадал между двух жерновов – равных по численности армий противника. В такой ситуации полководец сделал правильный тактический выбор: сначала разбить русских, казавшихся лёгкой добычей, а потом уже противостоять Бахта. Начиная атаку, он учитывал, что Багун с вечера стоит у Гусина брода на такой же дистанции, как он, а Ягайло и Олег могли подойти в любой момент. Мамай рассчитал и взвесил всю ситуацию, но не знал о сюрпризе, который приготовили хитрые русские командиры.

  Позиция выбрана отлично! Она отражала сложившуюся тактическую и стратегическую обстановки, учитывала численное преимущество противника и его превосходство в коннице. После нескольких безуспешных лобовых атак, перед фронтом возник завал из тел коней и всадников. Не помог и таранный удар тяжёлой генуэзской пехоты по центру. Полки смогли сомкнуть ряды. Это вынудило Мамая искать обходные пути. Он нашёл этот путь, который обернулся коварной ловушкой!

  Боброк Волынский имел богатый боевой опыт, как победитель в Вожской битве 1378 года пользовался неограниченным доверием. Летописец особо отметил этот важный факт:

  «Некий воевода пришёл с литовскими князьями, именем Дмитрий Боброк, родом из Волынской земли, который знатным был полководцем; хорошо он расставил полки, по достоинству, как и где кому подобает стоять» (55).

  Войска поставили фронтом на юго-запад между лесами, росшими на берегах Утиного оврага и ручья Верходубье. Перекрыли вход на площадку по Столповой дороге. Противника ждали с Красного Холма от Красивой Мечи. Фактические размеры русской диспозиции можно вычислить только по результатам исследований братской могилы. Известно, что в главной битве пало более половины русских дружинников. Рельеф и логика подсказывают, ширина фронта могла составить от шестисот до восьмисот метров. Сзади позиций Резервного полка находилась водная система речки Смолки (Глинки). Через километр от её русла протекала Непрядва. Все ключевые места Куликова Поля просматриваются перекрёстно с холмов (рис. 6). Обзор необходим командирам для оценки ситуации в критический момент. Тем более что князь Дмитрий, командующий, выбыл в разгар сражения по причине болезни сердца, а самоуправляющийся механизм хода, запущенный им, великолепно работал до конца. Дмитрий Иванович специально переоделся в форму простого ратника и стал в общий строй, чтобы воины не смущались, и не отвлекались на его охрану. «Каждый солдат должен понимать свой манёвр» – позднее писал Суворов. Опытные воеводы сами принимали решения, когда и куда двинуть резерв, ввести в дело Засадный полк – все варианты развития событий согласовали заранее. Задача одна – стоять насмерть до подхода армии Тохтамыша, отступать не было возможности. Этому препятствовали овраги и речки с отвесными стенами, окружавшие русские позиции.

  По мнению некоторых авторов, противник запоздал с началом атаки из-за туманного утра. Вот только следует ли 10-30 считать опозданием? Рассчитывать надо по скорости движения татарской пехоты. Часть времени ушла на форсирование Мечи, потом ещё около трёх часов, чтобы преодолеть расстояние до 15 км. При такой отличной дорожной сети, знакомой местности, короткой дистанции – туман не помеха. 

  Общая численность русско-литовских войск достигала 40 тысяч. Обоих частей ордынских войск – 70 тысяч. В битве на Куликовом Поле могло участвовать до 60 тысяч ордынских воинов. Надо иметь в виду, что некоторую часть Мамай оставил для прикрытия тыла и обоза, потому что армия Бахта угрожала с юга. Мнение историков, называющих эти цифры, мне кажется правильным.

  К востоку от поля битвы Дон и Смолка (Глинка) протекают параллельно, а расстояние между их руслами более километра. Это пространство занимает холм с отметкой высоты 180,6, длиной более трёх километров, с остатками легендарной Зелёной Дубравы, в которой маскировался Засадный полк. Поле битвы имеет наклон в его сторону. Холм на виде сверху или на карте местности имеет форму овала, вытянутого на юго-восток, и плавно понижается к Романцовскому броду. Его южная сторона нависает неприступной каменной скалой над устьем Утиного оврага (ф. 63).

  Всё в строгом соответствии с летописями:

  «И отослал князь великий брата своего, князя Владимира Андреевича, вверх по Дону в дубраву, чтобы там затаился полк его. А ещё с ним отправил знаменитого своего воеводу Дмитрия Волынского и многих других» (56).

  Получается – в дубраву на левом фланге. «Вверх по Дону» надо понимать, как в верхний сектор, прилегающий к полю битвы, который здесь в точности был у Дона. Холм стоит в устье Непрядвы.

Фото 59. Речка Смолка (Глинка).

  Отлогие спуски к речке Смолке (Глинке) имеются на обоих её берегах напротив друг друга и расположены в центральной части холма. Только в этом месте удобно спуститься к речке, подняться и сконцентрироваться на площадке правого берега, развернуться в боевой фронт, что делало атаку лавинообразной и мощной. В этом месте с левого берега в речку впадает короткий овражек. Его правый берег специально срыли накануне, чтобы расширить проход на спуске. Этот откоп отчётливо виден (ф. 59).

  Хорошо описано, как Боброк выбирал момент атаки. Однако повисает недоумение: зачем дозволять татарам громить пехоту до истребления? Можно заняться анализом, и отыскать несколько причин задержки атаки. Пора объяснить, что Утиный (Градский) овраг, прикрывавший левый фланг, не является абсолютным препятствием. Мне удалось найти в его крытых берегах три участка с относительно пологими спусками и подъёмами, которые конник аккуратно и неспешно мог преодолеть, не слезая с седла. В ходе самого сражения татарская конница постепенно просочилась сквозь лес, покрывавший овраг, преодолела засеки, обошла левый фланг со стороны солнца, и уничтожила его. Полагаю, что так долго Боброк ждал выхода из леса всего татарского отряда, чтобы дать ему втянуться в сражение. Раньше атаковать не имело смысла – разрежешь лавину пополам и подставишь свою спину арьергарду. У Боброка была возможность скрытно перейти Смолку. Место перехода не видно с поля сражения за выпуклой формой возвышенности. Татары, обходившие левый фланг, не обнаружили никого перед речкой, а за ней проверять не стали. Даже в наше время берега покрывает редколесье. Отпечатки следов русских воинов и коней, проследовавших через узкий проход накануне, указывали только в сторону поля сражения. В этот решающий момент расстояние до противника составляло несколько сотен метров – поэтому удар получился столь внезапным. Для перехода и построения конницы в боевой атакующий фронт нужно время – и в этом может заключаться одна из причин задержки с атакой. А вернее всего, воеводы ждали Багуна со стороны Романцовского брода вплоть до самого критического момента. 

Начало 4-го раздела открывается на данном портале по ссылке «Перед Полем Куликовым» https://nikolaiskuratov.livejournal.com/2654.html 

Вторую часть 5-й главы смотрите «Куликово Поле - продолжение» https://nikolaiskuratov.livejournal.com/4594.html 

Последнее обновление в октябре 2019 года. 

Николай СКУРАТОВ.

nikolaiskuratov.livejournal.com


Смотрите также

   
 
Карта сайта, XML.